Интервью с украинским режиссером Валентином Васьяновичем: Ужасы современной войны в Восточной Европе оживают на экране

0
81

New Europe побеседовала с украинским режиссером Валентином Васьяновичем, который вернулся на Венецианский кинофестиваль, со своим новым фильмом Отражение. Как и его драма 2019 года, Атлантида, победившая в номинации «Лучшая картина в разделе« Горизонты »и номинированная на« Оскар »в 2020 году, Отражение переносит ужасы продолжающейся российско-украинской войны прямо к ногам аудитории.

В то время как Атлантида Действие происходит в 2025 году, после предполагаемого окончания войны, а действие его последнего фильма – в 2014 году, в первый год конфликта. Украинский хирург Сергей (Роман Луцкий) ищет работу, чтобы справиться с проблемами дочери, и находит жизнь сложной, когда проводит время с дочерью, бывшей женой и новым партнером. Он захвачен российскими вооруженными силами в восточном Донбассе Украины, где он вынужден помогать своим похитителям и становиться свидетелем жестоких пыток и унижений.

Новая Европа (NE): Должен ли режиссер объяснять зрителям свой фильм или нет?

Валентин Васьянович (В.В.): Я считаю, что режиссер должен вести диалог со зрителем о фильме, а не объяснять его. Вместо этого режиссер делится мыслями и мнениями и выслушивает то, что на самом деле приходит извне.

РОДИЛСЯ: Почему вы решили изобразить войну Украины с Россией и случаи пыток, имевшие место во время конфликта?

ВВ: В современном мире, где у нас слишком много информации, «новые» новости легко становятся «старыми». Сложно удержать внимание общественности на чем-либо, даже на войне. Война на Украине идет уже много лет, но о пытках никто никогда не говорил. Я считаю абсурдным, что в Европе до сих пор продолжаются эти бесчеловечные пытки, и они почти более ужасны, чем сама война. Мы больше не говорим о войне, потому что она длится много лет, но мы обязаны рассказать общественности о пытках.

РОДИЛСЯ: Удалось ли ООН вмешаться? Что-нибудь произошло с тех пор, как о случаях пыток стало известно общественности? Как это возможно, что еще ничего не сделано?

ВВ: Мне очень трудно признать, что в Европе все еще продолжаются пытки и что с этим ничего нельзя поделать. Единственное решение – положить конец войне, но что мы можем сделать индивидуально? Эта территория оккупирована, и никто не может противостоять российским спецслужбам или заставить их остановить это.

РОДИЛСЯ: Вы когда-нибудь боялись рассказать эту историю и показать пытки таким образом?

ВВ: Лично я не боюсь, иначе я бы этого не сказал. Но я знаю, что в Украине много российских агентов, и знаю, что всякое бывает. Многие репортеры были пойманы именно по этой причине. Я считаю, что моя миссия – рассказать миру об этих пытках. Я думаю, что есть способ положить конец войне. Мы должны остановить всю банковскую систему, которая управляет Россией, и все, что связано с сырьем (то есть газ, нефть), но этого абсолютно невозможно достичь.

РОДИЛСЯ: Что касается сцен, выбранных для фильма, вы хотели создать сцены, похожие на картину, чтобы сказать, что история повторяется? Фотография почти напоминала картину Караваджо.

ВВ: Нет, я не думал о повторении истории, но это правда, что я работал над кадрами, как если бы они были картинами, чтобы лучше передать атмосферу. Когда вы художественно представляете такую ​​жестокую тему, как пытки, вы должны передать это чувство угнетения и насилия. С эстетической точки зрения, мне нужно было какое-то расстояние, чтобы общество было терпимо, несмотря на жестокость.

РОДИЛСЯ: Смогла ли эта дистанция, созданная в фильме, показать пытку как она есть? Потому что на самом деле это намного сильнее и тяжелее переносить

ВВ: Я предпочитаю давать полную картину сцены, потому что хочу, чтобы зритель внимательно относился к каждой детали. Я предпочитаю собирать сцену, как если бы это была мозаика. Это зависит от чувствительности отдельного зрителя, чтобы найти детали, которые поражают его больше всего. Итак, это зависит от чувствительности смотрящего.

РОДИЛСЯ: Как правило, цвета используются для создания особенно гнетущей атмосферы. Вы всегда использовали его как язык в своих фильмах. Вас кто-то вдохновил?

ВВ: Мне нравится выбирать правильное место, потому что несколько лет назад я был оператором-постановщиком, и это то, что я люблю делать больше всего. Невозможно снять драму в месте, полном красивых красок. Правильное место – всегда хорошее начало для фильма.

РОДИЛСЯ: Была ли история о голубях в фильме правдой? Что это значило?

ВВ: Да, история о голубях была правдой, и это случилось, когда я был со своей семьей. В наше окно врезался голубь, и это сильно повлияло на мою дочь, которая начала задавать мне целый ряд вопросов о жизни и смерти. Изображение, которое голубь оставил на окне, было очень специфическим, оно было похоже на изображение маленького падшего ангела. Остались перья и кровь, которые вдохновили меня на название фильма. На практике голубь подумал, что летит в небе, и вместо этого врезался в его отражение, что происходит с нами, когда мы о чем-то мечтаем или идеализируем это, а затем сталкиваемся с реальностью вещей.

источник: www.neweurope.eu

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ