2 миротворческие миссии Европы

0
74

По мере приближения к концу 2021 года Европейский Союз обсуждает свой выбор и приоритеты во все более опасном мире. Европе удалось с 1945 года реализовать свой фундаментальный «мирный проект», сделав войну между старыми противниками на континенте немыслимой и, возможно, достигнув кантовского «вечного мира» на территории Союза.

Более того, хотя многие аналитики связывают крах коммунизма в 1989–1991 годах с неспособностью Советского Союза выдержать гонку вооружений с Соединенными Штатами, более глубокой причиной провала советского блока был успех западноевропейской социальной рыночной экономики. И нигде это не было яснее, чем в соревновании между Западной и Восточной Германией.

Что особенно важно, Западная Германия – и Западная Европа в целом – продемонстрировали, что возможна либеральная демократия, растущая рыночная экономика и политика, которая эффективно перераспределяет доходы и обеспечивает всестороннюю социальную защиту. Успех западноевропейской модели мира и социальной рыночной экономики, а также слабость советской системы привели к идеологическому поражению коммунизма и, в конечном итоге, к краху.

Сегодня, когда мир сталкивается с другими серьезными проблемами, Европа может принять две глобальные «миссии» в соответствии с ее послевоенной историей как проект по обеспечению мира в регионе.

Первый касается изменения климата. Действительно, недавняя Конференция Организации Объединенных Наций по изменению климата (COP26) в Глазго привела к новым заметным обязательствам со стороны стран и альянсов частных субъектов. Но, учитывая выводы Шестого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата, в этом десятилетии необходимо предпринять амбициозные усилия по смягчению последствий. Решающее значение имеет реальный путь к миру с нейтральным выбросом углерода, а не обещания в отношении середины века.

Удержание глобального потепления на уровне 1,5 градуса Цельсия, установленном в Парижском климатическом соглашении 2015 года, будет в гораздо большей степени зависеть от США, Китая, а также стран с формирующимся рынком и развивающихся стран, чем от Европы, на долю которой приходится менее 8% парниковых газов в мире. -газовые выбросы. Несмотря на обещания в Глазго и заметные достижения в области зеленых технологий, гонка за поддержание пределов досягаемости 1,5 градуса Цельсия продолжается на трассе, усеянной серьезными препятствиями.

В США администрация президента Джо Байдена привержена амбициозным усилиям по снижению выбросов углерода, но встречает сильное сопротивление. Если Республиканская партия выиграет промежуточные выборы 2022 года и президентские выборы 2024 года, климатическая политика США неизбежно будет далеко не соответствовать обязательствам COP26, даже если некоторые консерваторы, наконец, серьезно отнесутся к климатическим рискам.

Китай представляет собой еще одно препятствие. Его нынешнее обещание достичь пика выбросов углекислого газа к 2030 году несовместимо с необходимостью принятия предварительных мер по смягчению последствий. Если Китай не сократит свои выбросы раньше, климатическая гонка будет проиграна. Что еще хуже, две сверхдержавы могут основывать свои климатические действия на том, что делает другая.

Наконец, есть страны с формирующейся рыночной экономикой и развивающиеся страны, где потребуются большие объемы новых инвестиций в климат. Способность этих стран внести свой вклад в заранее загруженный глобальный путь смягчения последствий зависит от финансовой помощи со стороны стран с развитой экономикой. Богатые страны обещали такую ​​помощь в Глазго, но их прошлые неспособности выполнить аналогичные обещания не внушают доверия.

Есть разумная вероятность того, что сочетание быстрого прогресса в зеленых технологиях, благоприятных политических событий в США и Китае и финансовой помощи развивающимся рынкам позволит ускорить смягчение последствий, в которых нуждается планета. Но также существует значительная вероятность того, что 2020-е годы станут десятилетием «вечной войны» по вопросам климата, отмеченной отступлениями, отсрочками и еще большим количеством невыполненных обещаний.

Но Европа может оказать положительное влияние на политику США и Китая в области климата, в частности, за счет тщательно реализованного механизма регулирования углеродных границ, который облагает налогом углеродоемкий импорт в ЕС. И он может иметь более решающее влияние на мобилизацию необходимых ресурсов для развивающихся рынков, поддерживая увеличение капитала многосторонних банков развития, в которых европейские страны являются крупными акционерами.

Вторая арена, где условия могут привести к бесконечной войне – и, следовательно, потребовать европейской «миротворческой миссии» – это арена технологий двойного назначения, таких как квантовые вычисления, искусственный интеллект и биотехнологии. Хотя такие инновации открывают человечеству огромные возможности для увеличения продолжительности жизни и повышения благосостояния, они также несут с собой экзистенциальные риски, аналогичные тем, которые представляют ядерное оружие и изменение климата.

Трудно провести грань между мирным использованием этих технологий и их применением для получения стратегического превосходства над соперниками. Агрессивная технологическая конкуренция между Китаем и США уже ведет к постоянному конфликту, в котором разрешение другому продвигаться вперед позволит ему доминировать в мире.

Что делает эту опасность даже большей, чем гонка ядерных вооружений прошлого, так это то, что вооружение современных гражданских технологий может не потребовать значительных дополнительных ресурсов. Гражданские медицинские исследования, например, пугающе приблизили мир к возможности производить синтетические вирусы, которые потенциально могут быть превращены в оружие массового уничтожения. Подобные сценарии могут возникнуть при разработке ИИ. В обоих случаях еще страшнее вероятность того, что могут произойти непреднамеренные аварии или негосударственные террористические акторы смогут получить возможность использовать инновации в качестве оружия.

Европа могла бы стать лидером в этой области, как и в отношении климата. В частности, он должен постоянно предупреждать об этих опасностях и помогать разрабатывать новые правила и договоры, напоминающие пакты о контроле над вооружениями, которые ранее помогали защитить мир от ядерного Армагеддона. Он может сделать это, одновременно защищая фундаментальные либерально-демократические ценности от неправомерного использования этих технологий не только государствами, но и частными корпоративными левиафанами.

Поэтому как в отношении изменения климата, так и новых технологий двойного назначения европейский фундаментальный мирный проект должен стать глобальным. Европа обладает огромным человеческим и научным потенциалом, и ее разрушения в двух мировых войнах лишили ее желания доминировать над другими. Это облегчает ЕС действовать в качестве посредника в мире. В то время как Европа, безусловно, должна продолжать улучшать благосостояние своих граждан, принятие глобальных миссий, подобных описанным здесь, может дать новую мотивацию для этого и будущих поколений европейцев.

источник: www.brookings.edu

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ