«Что-то неладно в государстве Пакистан»: как позиция Исламабада влияет на регион

0
80

Политический кризис в Пакистане и его внешняя политика: постоянные и непостоянные переменные

В традиционно сложной и запутанной внутриполитической обстановке Пакистана только что произошли очередные перестановки. Когда правительство во главе с Имраном Ханом решило спасти свое положение, даже распустив Национальное собрание (нижнюю палату парламента), объединенная оппозиция во главе с Шахбазом Шарифом доказала свою решимость свергнуть премьер-министра, обратившись в Верховный суд. Тем временем еще один могущественный неизбранный институт – армия – ждала своего часа, чтобы выйти на сцену.

Однако итог пьесы оказался менее драматичным, чем некоторые могли ожидать: парламентаризм, в то время опиравшийся на толкование конституционализма Верховным судом, возобладал над противоречивой «доктриной необходимости». Вновь созванное Национальное собрание в конечном итоге проголосовало за вотум недоверия, в результате чего Хан был вынужден покинуть свой пост.

Это могло бы стать очередной историей о том, «как пакистанские гражданские правители могут потерять власть», если бы кто-то не заметил присутствия России в зале.

Что означает «Аазади»?

«Мы не нация, которую можно использовать в качестве папиросной бумаги. Мы не хотим односторонних отношений ни с кем. Когда послы Европейского Союза выступили с заявлением против протокола с просьбой к Пакистану осудить Россию… могут ли они сказать это в Индии? Хватит ли у них мужества?» – сказал экс-премьер в своем обращении к нации 8 апреля.

Прочитайте больше

Как Индия воспринимает украинский кризис и что он означает для ее отношений с Россией и Западом

На этот раз Имрану Хану пришлось смириться с тем, что он потерял поддержку как политического класса — широкого круга оппозиционных партий, так и диссидентов из его собственной коалиции; и истеблишмент – военные, судебные органы, гражданская бюрократия, улемы (мусульманское духовенство), деловые круги и землевладельцы. Однако свергнутый национальный лидер использовал козырную карту, которая наверняка сыграет свою роль в будущем: обвинения в иностранном заговоре.

И правящая элита страны, и ее население в целом всегда осознавали, что идея «мусульманской нации», являющаяся частью теории двух наций, предопределившей раздел Британской Индии, является довольно хрупкой конструкцией. После обретения независимости от Великобритании в 1947 году Пакистан пережил несколько кровавых конфликтов с Индией из-за Кашмира и других спорных территорий, отделение Восточного Пакистана, бесчисленные мятежи в Белуджистане, Хайбер-Пахтунхве и Синде. Однако в рамках национального метанарратива все эти несчастья исторически приписывались иностранному вмешательству, направленному на подрыв пакистанского «аазади» — важного национального понятия, которое на языке урду означает «свобода» или «независимость» — и, таким образом, в конечном итоге разрушить нация.

В пакистанском дискурсе Индия, несомненно, занимает первое место среди государств, стремящихся «искоренить даже идею существования мусульманской нации». Следовательно, идея полной готовности к сдерживанию того, что воспринимается как «Агрессивная политика Индии», противодействовать его «тайные интриги» и раскрыть «коварные заговоры» организованная индийскими спецслужбами, присуща пакистанскому обществу. Считается, что отсутствие достаточного внимания к этому ставит под угрозу аазади и саму государственность.

Тем не менее, Индия не одинока в рейтинге вмешательства, и к ней присоединился неудивительный персонаж: Соединенные Штаты. Отношения Пакистана с Вашингтоном неоднозначны и пережили много взлетов и падений, но две страны по-прежнему кажутся незаменимыми друг для друга. Поэтому неудивительно, что именно США первыми высказали озабоченность и возражения после визита Хана в Москву 23-24 февраля.

Стратегическое партнерство против сдачи неверным

На заре холодной войны американские стратеги, похоже, предприняли вполне разумные шаги, заставив Пакистан присоединиться к американским инициативам по построению архитектуры региональной безопасности. Цель состояла в том, чтобы сдержать советскую экспансию в Азии. В то время у Пакистана не было иного выбора, кроме как присоединиться к сверхдержаве для усиления своего оборонного потенциала — в противном случае львиная доля его ресурсов была бы потрачена только на сдерживание Индии.

Прочитайте больше

Имран Хан.  © Getty Images / Чип Сомодевилла
Были ли США причастны к отъезду премьер-министра Пакистана, как он утверждает?

США и Пакистан уделяют особое внимание сотрудничеству в области обороны, включая подготовку офицеров, торговлю оружием и создание военной инфраструктуры. К середине 1960-х годов Пакистан был лучше оснащен оружием и боеприпасами, чем его заклятый соперник Индия. Однако, когда Исламабаду понадобилась решительная поддержка Вашингтона во время индо-пакистанских войн 1965 и 1971 годов, американцы предпочли воздержаться и издалека наблюдать за разгромом своей «очень важный союзник».

В 1970-е годы Америка закрывала глаза на стратегические соображения Пакистана, но не жалела усилий для критики Исламабада по щекотливым внутренним вопросам. Ситуация изменилась, когда Советы вторглись в Афганистан, и Пакистан был провозглашен «прифронтовым государством», после чего Вашингтон предоставил ему военную и финансовую помощь для обучения моджахедов. Однако едва советские войска покинули афганскую землю, как США забыли о стратегическом значении Пакистана, и Исламабад остался без посторонней помощи чистить свои авгиевы конюшни.

Действительно, проблем было много: приток беженцев из соседней раздираемой войной страны, рост радикального исламизма в стране, свободный оборот оружия и наркотиков. Общественное недовольство действиями США и обида на внутренние правительства»повиноваться кафирам» наклонил повествование в антисекулярном, антизападном и антиамериканском направлении. Следовательно, с тех пор и по сей день пакистанская политическая элита вынуждена балансировать между необходимостью сотрудничества с США и глубоко укоренившимся общественным недовольством таким сотрудничеством, которое рассматривается как «очернение идеи пакистанских аазади».

Эта модель вряд ли изменится: США хотят, чтобы Пакистан был в нужном месте, когда это необходимо, но когда потребность исчезнет, ​​усилия Исламабада не будут иметь значения. Между тем усилия, которые Пакистан предпринимает по настоянию американцев, похоже, не вызывают у населения страны большого энтузиазма.

Таким образом, не следует удивляться тому, что опытный популист Имран Хан позиционирует себя как сторонник многостороннего подхода к международным отношениям. Однако, несмотря на существенное развитие российско-пакистанских отношений в последнее время, подтвердившее многополярные амбиции премьер-министра, пересечение красной линии на этом пути заставило истеблишмент пересмотреть позицию Хана, ставшую в итоге для него роковой.

Стеклянный потолок продуманного выбора

Российско-пакистанские отношения в последние годы действительно продвинулись вперед. Во-первых, поскольку Россия опасается нетрадиционных угроз безопасности государств Центральной Азии из Афганистана, она поддерживает диалог по вопросам безопасности с Пакистаном — единственным региональным игроком, имеющим какие-либо рычаги влияния на Талибан. Сотрудничество в оборонной сфере проявилось в регулярных совместных военных учениях «Дружба» (Дружба) и участии России в регулярных многонациональных военно-морских учениях «Аман» (Мир).

Кроме того, обе страны полны решимости содействовать экономическому взаимодействию с упором на энергетический сектор и сельское хозяйство. Возможности России в этих областях могут иметь большое значение для решения вечных проблем Южной Азии, связанных с энергетической и продовольственной безопасностью. И, наконец, взгляды Москвы и Исламабада совпадают по многим международным вопросам, особенно когда речь идет об односторонних шагах Запада.

Однако эту динамику не следует переоценивать. Российско-пакистанские отношения долгое время осложнялись принадлежностью стран к противоборствующим блокам в период «холодной войны» и взаимным недоверием в контексте афганского кризиса. Соответственно, Россия продемонстрировала явную склонность к развитию отношений с Индией, в то время как Пакистан повернулся к США.

Прочитайте больше

Сторонники партии свергнутого премьер-министра Имрана Хана на митинге в Карачи, Пакистан, 10 апреля 2022 года.
Массовые протесты в Пакистане против «смены режима» (ВИДЕО)

Вдобавок ко всему, есть один действительно решающий фактор, который имеет в виду Россия: именно Индия является особым привилегированным стратегическим партнером России, а не Пакистан. Этот императив российской внешней политики существовал десятилетиями и, несомненно, останется в силе после нынешних событий.

Вот почему Москва будет крайне осторожно сотрудничать с Исламабадом, особенно в тех областях, которые могут беспокоить Нью-Дели. И Россия надеется на встречный подход, когда речь идет о взаимодействии Индии и США. В противном случае одержимость лояльностью к одной стране в ущерб отношениям с другой, скорее всего, приведет к непредвиденным последствиям.

История не имеет конца

Мы должны оговориться, что отстранение Имрана Хана от должности, по сути, связано с различными нарастающими проблемами дома и неспособностью правительства решить их. В конечном счете, визит Хана в Москву и публично озвученное США неодобрение этого визита лишь послужили предлогом для решения истеблишмента оставить премьер-министра в покое на игровом поле.

Без судьи игра становится более жесткой. Объединенная оппозиция угрожала Имрану Хану вотумом недоверия сразу после всеобщих выборов в 2018 году, но окончательно продемонстрировала готовность к решительным шагам после получения соответствующих сигналов от армии. В то время как премьер-министр был сосредоточен на тщательном изучении США и апеллировании к антиамериканским настроениям, люди в форме решили изменить баланс стратегических приоритетов Пакистана за счет развития отношений с Россией.

Прочитайте больше

Шахбаз Шариф.  © AP Photo/КМ Чаудари
Выбран новый лидер Пакистана

Начальник штаба армии генерал Камар Джавед Баджва заявил, что российская военная операция на Украине должна быть «сразу остановился» и что Пакистан разделяет «долгие и отличные стратегические отношения с США». Подобные заявления не должны беспокоить терпеливого наблюдателя — военные хотят наладить отношения с США и поэтому готовы критически относиться к действиям России. Но даже в этом случае такое равновесие вряд ли будет прочным. Возобновившиеся романы между США и Пакистаном обычно длятся недолго, а возможности для улучшения российско-пакистанских отношений есть всегда.

Те же соображения применимы и к политическому будущему Имрана Хана. История Пакистана знает, как некоторые свергнутые премьер-министры возвращались к своим обязанностям. Орудием, позволяющим вернуть бразды правления, является убеждение Пакистана в том, что иностранные державы стремятся посягнуть на аазади страны. Это чувство, несомненно, будет постоянной величиной в восприятии нации, и рано или поздно представится возможность апеллировать к нему. И американцы не подведут Имрана Хана – они, несомненно, предоставят ему возможность сделать такое обращение.

источник: www.rt.com

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ