«Фашист» не означает то, что раньше

0
55

Вопрос о том, является ли Россия фашистской, в наши дни задают редко, если вообще когда-либо, потому что он кажется настолько очевидным: зачем тратить время, необходимое для того, чтобы даже задать вопрос? Исследователи международных отношений; основные СМИ; не относящиеся к науке, но видные деятели господствующей мудрости; и политики по обе стороны прохода кажутся почти единодушными в своем ответе на этот вопрос: почему да, конечно, это так.

Но так ли решен вопрос, как кажется?

В книге Россия фашистская? Распутывание пропаганды Востока и Запада, автор Марлен Ларуэль, профессор Университета Джорджа Вашингтона и директор его Программы изучения нелиберализма, имеет смелость не только задать вопрос, но и ответить на него.

Ларуэль пишет в своей книге, что:

«Изучение России долгое время основывалось на устаревших бинарных принципах: демократия / авторитаризм, Запад / не-Запад, Европа / Азия и другие. Новая линия разделения на западный либерализм и российский фашизм (и с российской стороны, на российский антифашизм против западного обновленного фашизма) только вносит вклад в еще одну черно-белую пару с очень ограниченной эвристической ценностью.

«Пропаганда, определяемая как пробуждение« активной и мифической веры »без критической дистанции, может быть обнаружена с обеих сторон, как в России, так и на Западе».

Использование термина «фашист» как со стороны российской, так и западной интеллигенции стало характерной чертой словесной войны, в которой обе стороны участвовали с 2014 года, когда разразился кризис на Украине и вспыхнула революция на Майдане.

После революции на Майдане была проведена разделительная линия: отныне Запад будет называть ее «революцией достоинства». В то время как русские, а также бесправные русскоязычные граждане Украины на востоке и юге страны, сочтут это «фашистским переворотом».

В своей книге Ларуэль отмечает, что после революции на Майдане обвинения в российском фашизме, выдвинутые известными американскими комментаторами, такими как профессор Йельского университета Тимоти Снайдер, и более малоизвестными фигурами, такими как украинско-американский полемист Александр Мотыль, были частью «Большая тенденция к использованию Приведение к Гитлеру как новый инструмент для убийства персонажей в международных делах ». Далее она отмечает, что «позиционирование себя как пророка, предупреждающего об опасности нового фашизма, стало модной тенденцией в стратегии книготорговли», и приводит примеры из работы Мадлен Олбрайт. Фашизм: предупреждение и Снайдера О тирании: двадцать уроков двадцатого века.

Но по большей части Ларуэль приходит не осуждать, а разъяснять. Для нее слово на букву F (фашист) просто не является особенно полезным термином в искусстве, когда оно используется без разбора для демонизации политических противников.

И хотя исследование Ларуэля в основном сосредоточено на использовании и злоупотреблении этим термином применительно к отношениям Запада с Россией, термин «фашист» может иметь более широкое применение. Ларуэль замечает, что «тенденция обвинять каждого, кто бросает вызов либерализму, в том, что он является новым фашистом, резко затуманила наше понимание сегодняшней России, а также текущих трансформаций мирового порядка и западных внутренних сцен». Действительно, в последние годы любой, кто хоть как-то противостоит последней тенденции перформативного пробуждения, может оказаться отмеченным алой буквой «F».

Книга Ларуэля написана в тот момент, когда слово «фашист» используется слишком часто без всякой дискриминации, и устанавливает стандарт хорошо аргументированной аргументации для разговоров об этом моменте как в геополитическом, так и в национальном контексте.

источник: www.neweurope.eu

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ