Теория перманентной революции Троцкого.

0
189

Троцкий начал излагать свою теорию перманентной революции из тюремной камеры, ожидая суда за участие в революции 1905 года. Во время этого переворота он был избран председателем Санкт-Петербургского Совета, радикального рабочего правительства, которое координировало волны массовых забастовок, вооружало тысячи рабочих и выдвигало требования против правящей монархии.

Первоначально движение поддерживали некоторые российские капиталисты, которые искали средства оказать давление на царя (царя), чтобы тот передал им больше власти. Но вид вооруженных рабочих привел в ужас капиталистический класс, который быстро сплотился вокруг монарха. Брошенный и оставшийся в одиночестве сражаться, к концу 1905 года рабочий класс потерпел поражение.

Провал революции 1905 года обострил ряд споров среди социалистов. Можно ли было рассчитывать на капиталистов, словесно поддержавших демократические реформы, как на союзников в борьбе? Рабочее движение потерпело неудачу из-за того, что оно было слишком радикальным, или из-за того, что оно не зашло достаточно далеко? Придется ли откладывать борьбу за социализм на неопределенное время? Троцкий, размышляя о революции в своей книге, которая скоро будет опубликована. Итоги и перспективымучился с этими вопросами.

До публикации эссе Троцкого большинство марксистов считали само собой разумеющимся, что социалистическая революция в России не обсуждалась. Они считали, что страна просто не отвечает предпосылкам социализма: развитой экономике, способной удовлетворить потребности человека, и многочисленному рабочему классу, способному взять под контроль общество.

Ближайшей целью, таким образом, была «буржуазно-демократическая» революция, которая установила бы республику и смела бы все остатки феодализма, служившие барьером капиталистическому развитию. Только тогда, после длительного периода экономического роста, рабочий класс сможет бросить вызов капиталистам за власть.

Основной вопрос, который разделил главную социалистическую организацию России, Социал-демократическую рабочую партию, заключался в том, какой класс возглавит борьбу за демократическую республику.

Меньшевики, умеренная фракция, утверждали, что грядущая революция будет инсценировкой Французской революции 1789 года. Как и во Франции, ведущую роль будут играть русские капиталисты. Вождь меньшевиков Юлий Мартов писал в начале 1905 года: «Трезвый политический расчет побудит нашу буржуазную демократию действовать так, как в прошлом веке действовала буржуазная демократия в Западной Европе». Главная задача рабочего движения состояла в том, чтобы оказать давление на передовых капиталистов и дать им опору в борьбе против царизма.

Большевики во главе с Владимиром Лениным использовали опыт 1905 года, чтобы доказать, что класс капиталистов неспособен возглавить борьбу за демократию. Поскольку буржуазия в России уже противостояла мощному и напористому рабочему движению, она боялась революции. Любая массовая борьба рабочих могла стать вызовом не только царизму, но и капиталистам — они опирались на репрессивное царское государство как на оружие против рабочих и не хотели его свергать.

«Пожалуй, нигде в мире буржуазия не обнаруживала в буржуазной революции такой реакционной жестокости, такого тесного союза со старой властью», — писал Ленин после поражения революции.

Рабочий класс же не имел таких уз, связывающих его с царским государством. Фактически, опыт классовых конфликтов подтолкнул рабочих к руководству демократической революцией. Каждая забастовка, сорвавшаяся царской полицией, каждый профсоюзный активист, арестованный и сосланный, внушали рабочим необходимость борьбы за политическую свободу в рамках классовой борьбы. Рабочий класс имел как интерес, так и силу свергнуть монархию.

В этих дебатах Троцкий твердо стоял на стороне большевиков. Его революционный опыт оставил в нем неизгладимое впечатление о силе и политическом блеске русского рабочего класса. Именно благодаря своей близости к борьбе 1905 года Троцкий смог уловить квантовый скачок, к которому медленно готовились рабочие в России — за пределы буржуазной революции в неизвестность.

Итоги и перспективы было суммированием взглядов Троцкого на потенциал русского рабочего движения. Он начал сочинение с объяснения природы русского общества. Капитализм в России развивался поздно, отставая от более развитых стран, таких как Англия и Германия, но он не просто повторил путь своих предшественников. Вынужденный экономическим и военным давлением своих соперников, русский правящий класс импортировал самое передовое фабричное оборудование и производственные технологии. Неравномерное развитие мирового капитализма привело к обществу с напряжением в своей основе.

«Самая концентрированная промышленность в Европе, основанная на самом отсталом в Европе сельском хозяйстве», — писал Троцкий. «Самый колоссальный в мире государственный аппарат, использующий все достижения современного технического прогресса для торможения исторического прогресса своей собственной страны».

Самое главное, он создал высококонцентрированный и социально влиятельный городской рабочий класс. Например, Путиловский завод был в то время крупнейшим в мире, на нем работало 30 000 рабочих. С другой стороны, класс русских капиталистов был немногочисленным и социально слабым, зависимым от государства, которое способствовало его росту.

Анализ Троцкого российского капитализма подкрепил аргумент большевиков о том, что только рабочий класс способен сокрушить царизм. Он высмеивал меньшевистскую формулу о том, что классу русских капиталистов суждено последовать за своими французскими предшественниками. Но он также оспаривал утверждение большевиков о том, что, взяв власть, рабочие остановятся на полпути и ограничатся созданием капиталистического государства. Как он выразился: «Политическое господство рабочего класса несовместимо с его экономическим порабощением».

Разделять революцию на ряд «этапов» и откладывать борьбу за социализм, как это делали в разной степени и меньшевики, и большевики, было бессмысленно. Троцкий утверждал, что рабочие будут вынуждены, борясь за свои интересы, бросить вызов собственности и власти класса капиталистов и начать процесс установления социализма, сделав революцию постоянной.

Троцкий познакомил революционеров с другим способом мышления о возможностях социальных преобразований — не путем изучения сырой экономической статистики, а путем изучения баланса классовых сил. Предпосылкой власти рабочих был не определенный уровень промышленного развития, а сила, организованность и политическая сознательность рабочего класса.

Но социализм не мог быть достигнут только в пределах России. Его слаборазвитая экономика (большинство русских все еще были крестьянами) не могла обеспечить достойный уровень жизни для огромного населения, если бы оно оставалось изолированным от остального мира. Более того, рабочая революция в одной стране столкнулась бы с мощью мирового империализма, в то время как капиталисты в других странах пытались восстановить буржуазные порядки в России, опасаясь распространения революции. Рабочее движение могло начинать борьбу за социализм в России, а завершить ее:

«Ей не останется иного выхода, как связать судьбу своего политического господства, а значит, и судьбу всей русской революции с судьбой социалистической революции в Европе… С государственной властью в своих руках, с контр- Революция позади него, а европейская реакция перед ним, он пошлет своим товарищам весь мир со старым боевым кличем, который на этот раз будет призывом к последнему наступлению: Рабочие всех стран, соединяйтесь!»

Революция 1917 года подтвердила анализ Троцкого. В феврале массовые забастовки и демонстрации рабочих и солдат свергли царя. На его месте возникли две новые власти: советы (рабочее правительство) и временное правительство (состоящее в основном из капиталистов и помещиков). Меньшевики, доведя свой политический анализ до конца, призвали к поддержке Временного правительства.

Большевики поначалу были сбиты с толку этой новой ситуацией. Их представление о революции как о «буржуазно-демократической» толкало их на примирение с временным правительством. Горячая поддержка борьбы рабочего класса влекла их к Советам.

Ситуация прояснилась только тогда, когда в апреле Ленин вернулся из ссылки и однозначно высказался за захват власти рабочим классом. Ленин отстаивал теорию перманентной революции Троцкого. Это было крайне важно. У Троцкого были правильные идеи, но не было организации, которая могла бы их осуществить, — он присоединился к большевикам только в августе 1917 года.

Этот аргумент вскоре получил широкое распространение, так как рабочие узнали, что капиталисты не в состоянии выполнить их требования. Один петроградский рабочий объяснил в рассказе очевидца Альберта Риса Уильямса. Через революцию:

«Имеет ли Керенский [the leader of the provisional government] дали нам есть больше, чем царь? … Всю ночь мы стоим в очередях за обувью, хлебом и мясом, пока, как дураки, пишем ‘Свобода’ на наших баннерах. Единственная свобода, которая у нас есть, — это та же старая свобода рабства и голодания».

Под руководством большевистской партии, теперь с Троцким на буксире, русский рабочий класс в октябре сверг капиталистов и помещиков, заявив о своем намерении начать социалистическое преобразование общества.

Но Октябрьская революция была только началом борьбы. Троцкий выступил перед собранием рабочих советов накануне восстания и объяснил, что их будущее зависит от распространения революции.

Русская революция вызвала серию революций по всей Европе, но ни в одной другой стране левые революционеры не были достаточно организованы, чтобы привести рабочих к власти. Изолированный и голодный русский рабочий класс потерял контроль над обществом. Созданные ими демократические институты рухнули, и их заменила чудовищная бюрократия во главе со Сталиным, которая свела на нет все победы, одержанные рабочими. Теория Троцкого снова подтвердилась, на этот раз в форме жестокого поражения.

Точка зрения Троцкого напоминает нам, что борьба вокруг, казалось бы, скромных политических требований может научить рабочих масштабам их собственной власти, реальным интересам их правителей и необходимости радикальных революционных перемен. Троцкий когда-то писал, что перманентная революция начинается с «далеко идущей и жгучей проблемы «для народа»… которая требует для своего решения самых смелых революционных мер».

Сегодня на глобальном Юге легко увидеть слова Троцкого в борьбе за демократию от Мьянмы до Судана. Эти движения показывают как возможность, так и необходимость борьбы за политику, основанную на бескомпромиссной борьбе рабочего класса и интернационализме.

Source: https://redflag.org.au/article/trotskys-theory-permanent-revolution

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.



оставьте ответ