Стоунволл был призывом к революции, а не празднованием конформизма

0
54

Отмечая Месяц прайда, мы должны напоминать себе, что первоначальный Парад прайда был бунтом, а не празднованием соответствия обществу. Людям, проходившим маршем по этим улицам Нью-Йорка, не выдавалось никаких разрешений. В нем не участвовали корпоративные, банковские или военные поплавки. И это было высмеяно основной прессой, такой как New York Times.

Это был ответ на жестокие государственные репрессии, преследования, охоту на ведьм, дискриминацию и теократический авторитаризм. И это было частью волны революционной мысли, которая включала права женщин, солидарность иммигрантов и рабочих, а также экологическую и антивоенную активность.

Это также вдохновило другие восстания. Во Франции, через пару лет после Стоунволла, в ответ на гомофобию в рабочем движении была создана левая политическая организация «Front Homosexuel d’action Révolutionnaire». А чуть более десяти лет спустя рейд на гей-сауны в Торонто под названием «Операция «Мыло» был назван «канадской каменной стеной».

В США катализатором радикальных действий стал небольшой, но популярный гей-бар Stonewall Inn в Нью-Йорке. После десятилетий преследований квиры сыты по горло. Однажды ночью в 1969 году полиция Нью-Йорка провела один из своих обычных рейдов. Десятки подверглись преследованиям и жестоким арестам за «преступление» гомосексуальности. Из-за сдерживаемой ярости угнетения последовал бунт. Марша П. Джонсон, темнокожая трансвестит, и Сильвия Ривера, трансгендерная женщина, были в авангарде этих протестов.

Несколько лет спустя им запретили участвовать в официальном параде, потому что более консервативные участники стыдились своей идентичности, эхо, которое мы можем видеть сегодня, когда некоторые хотят «дезинфицировать» прайды людей, которых они считают слишком радикальными. Но эти двое демонстративно шли впереди парада, и их мужество стало определяющей чертой движения и по сей день.

С годами первоначальное революционное видение постепенно поглощалось и превращалось в товар, поскольку геи, особенно геи, белые мужчины, начали получать все большее признание в американском буржуазном обществе. К сожалению, многие из ранних принципов были заменены более «приемлемыми» корпоративными принципами. Въехали компании, банки, политики, полиция и военный сектор, а большая часть квир-людей была оттеснена в сторону.

Но после избрания протофашиста в Белый дом несколько лет назад сообщество ЛГБТК+ оказалось под растущим нападением, наряду с женщинами, цветными людьми, иммигрантами, мусульманами и другими маргинализованными группами или меньшинствами. Теперь для политиков стало нормальным использовать клеветнические термины, такие как «груммер», которые пытаются связать жестокое обращение с детьми с гомосексуальностью. Книги и фильмы запрещены. Законы против геев и трансгендеров принимаются в десятках штатов. Пасторы открыто призывают к насилию в отношении гомосексуалистов, что, в свою очередь, побуждает других действовать. На самом деле, мы только что видели один случай попытки нападения на мероприятие Pride со стороны толпы сторонников превосходства белой расы в Айдахо.

Социальная ненависть, будь то гомофобия, женоненавистничество, расизм, антисемитизм, ксенофобия, исламофобия, трансфобия и т.д. – это яд фашизма. Это его валюта. И это соблазняет те элементы общества, которые чувствуют себя отчужденными или считают, что их образ жизни или статус в обществе находятся под угрозой. Политические оппортунисты всегда ухватятся за это, чтобы увеличить свою популярность, силу и влияние. И один взгляд на историю предупреждает нас, что мы не можем ожидать, что корпорации, банки или милитаризованное государство станут нашими союзниками, когда фашизм воцарится. Когда чипы не работают, они выравниваются с питанием. Но ничто из этого не должно нас сдерживать.

Первый прайд-парад был бунтом. Люди, участвовавшие в нем, гордо противостояли вековому укоренившемуся фанатизму и понимали потенциальные издержки такой позиции. Но они также понимали, что наше освобождение неразрывно связано с освобождением женщин, цветных людей, коренных народов, иммигрантов, рабочего класса, тех, кто живет в условиях апартеида, религиозных меньшинств, беженцев, бездомных и всех, кто подвергся маргинализации, жестокому обращению или невидимы для нашего общества. Это был призыв к революции. И в это время восходящего фашизма нам нужен этот дух больше, чем когда-либо прежде.

Source: https://www.counterpunch.org/2022/06/17/stonewall-was-a-call-for-revolution-not-a-celebration-of-conformity/

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ