Роль энергетики во вторжении России в Украину

0
70

После того, как российские войска захватили Херсонскую область Украины в начале своего вторжения, украинский чиновник по имени Кирилл Стремоусов был назначен заместителем главы нового правительства.

В видео на YouTube, опубликованном в мае, Стремоусов заявил о своем намерении присоединить Херсон к России, заявив: «Мы максимально интегрируемся в Российскую Федерацию. Все граждане Херсонской области получат право на получение российского гражданства [and] Российские паспорта, чтобы они могли быть частью государства, способного обеспечить стабильную социальную помощь и безопасность».

Официальная аннексия, как и в случае с Крымом, сыграет на руку кремлевской стратегии, направленной на то, чтобы подчеркнуть местную поддержку России на юго-востоке Украины и представить украинское правительство как неэффективное на большей части приграничного региона. Кроме того, Россия, скорее всего, воспользуется аннексией, чтобы узаконить национализацию ценной украинской энергетической инфраструктуры, которой в настоящее время владеет Россия.

По всей стране российские и пророссийские силы безжалостно нацеливаются на энергетическую отрасль Украины. За несколько дней до начала вторжения пророссийские боевики напали на Луганскую теплоэлектростанцию ​​(ТЭЦ) и разрушили железнодорожный мост в Васильевке на юге Украины, по которому станция снабжалась углем. Российские войска ненадолго захватили Чернобыльскую АЭС (которая до сих пор используется для переработки ядерных отходов) через несколько часов после начала войны, а 5 марта электростанция в Ахтырке была повреждена и не подлежала ремонту.

Криворожская ТЭЦ в городе Зеленодольске также недавно подверглась нападению со стороны российских и пророссийских сил, что привело к пожару, нанесшему ущерб работе. А в Мариуполе, где российские силы недавно установили полный контроль после трехмесячной осады города, во время конфликта сильно пострадал расположенный в городе металлургический завод «Азовсталь».

Украинские хранилища топлива также часто становились целями российских вооруженных сил, наряду с подстанциями, генераторами и линиями электропередач. Кибератаки со стороны России также серьезно нарушили потоки электроэнергии в Украине.

Но судьба крупнейшей в Европе атомной электростанции возле украинского города Запорожье показывает истинные амбиции Кремля в отношении украинской энергетической инфраструктуры. Хотя украинским властям удалось локализовать пожар на заводе, который начался вскоре после начала войны, к первой неделе марта объект перешел под контроль России.

18 мая вице-премьер России Марат Хуснуллин заявил, что Россия интегрирует Запорожскую АЭС в российскую энергосистему, если Украина не будет платить за произведенную ею электроэнергию. Намерение Кремля подключить станцию ​​к российской электросети Леонид Олийник, пресс-секретарь украинского оператора атомной энергетики, назвал «выдачей желаемого за действительное».

Но поскольку в настоящее время работают только два из шести ее реакторов, события на Запорожской электростанции еще больше подорвали способность Украины обеспечить доступ к энергии. Станция вырабатывает около половины украинской атомной энергии и пятую часть электроэнергии страны. Даже если Украина сохранит контроль над большей частью линий электропередач, идущих от станции, они окажутся бесполезными, если Россия закроет ее, а позже сможет интегрировать в свою собственную сеть.

Захват украинской энергетической инфраструктуры повторился на оккупированных Россией территориях страны. Российские силы также получили контроль над Каховской ГЭС и ТЭЦ в Луганске. Большая часть промышленного центра Украины находится на востоке, где также расположены ее огромные месторождения угля, нефти и газа. Дополнительные месторождения энергоресурсов в Черном море, а также портовая инфраструктура Украины в восточном регионе с февраля еще больше перешли под контроль России.

До 2014 года Украина зависела от российского ископаемого топлива и других источников энергии. Хотя с тех пор эта зависимость значительно снизилась, украинские компании по-прежнему не желают отказываться от транзитных сборов, которые генерируются экспортируемыми в Европу российскими ресурсами при прохождении через территорию Украины. И это несмотря на растущее влияние России, которое она получила за счет строительства новых транзитных маршрутов в Европу в последние годы, в частности, «Турецкого потока» и первоначальных трубопроводных сетей «Северный поток».

После избрания прозападного экс-президента Украины Виктора Ющенко, который вступил в должность в 2005 году, Украина попыталась уменьшить свою энергетическую зависимость от России другими способами. Это включало планы по синхронизации энергосистемы Украины с электрической сетью Синхронной зоны континентальной Европы (CESA) к 2026 году, план, который ускорился после аннексии Крыма в 2014 году. Однако украинская война ускорила этот процесс еще быстрее, с в марте начинается «экстренная синхронизация».

Завершение этого проекта навсегда исключит Украину из системы ОЭС/ЕЭС, в которой доминирует Россия, и позволит ей получать электроэнергию из Европы.

Поэтому не случайно, что вторжение России в Украину произошло в критический момент этого процесса. 24 февраля в рамках трехдневного судебного разбирательства украинская энергосистема была отключена от российской электросети, к которой она была подключена десятилетиями. Через несколько часов российские войска начали вторжение, а Украина не смогла присоединиться к системе IPS/UPS.

Это потребовало пробной синхронизации энергосистем Украины и Молдовы с CESA 16 марта, но до полной синхронизации, вероятно, еще далеко. Это потребует от операторов передачи отработать возможности управления частотой, дополнительные тесты безопасности, регулирующие соглашения и соглашения на рынке электроэнергии, а также другие меры для обеспечения долгосрочной совместимости. Тем не менее, российское вторжение значительно ускорило эту инициативу.

Хотя Кремль, несомненно, знал, что не сможет остановить это развитие событий, его военная кампания является частью более широкой стратегии укрепления своего энергетического влияния везде, где это возможно. Расширение энергосистемы на Украину и захват местной инфраструктуры дополнят влияние России в других постсоветских государствах. Это особенно распространено в Беларуси, которая по-прежнему сильно зависит от российских ресурсов и имеет выгодные соглашения о плате за транзит с Кремлем.

Кроме того, во времена Советского Союза «транспортная и другая логистическая инфраструктура Центральной Азии была ориентирована на европейскую часть России», а это означает, что доступ богатой ресурсами Центральной Азии к европейским рынкам в значительной степени зависит от доброй воли России. А через возглавляемый Россией Евразийский экономический союз Россия намерена ввести общий энергетический рынок для государств-членов. Захват контроля над частью наиболее ценной энергетической инфраструктуры и запасов Украины поможет обеспечить региональное энергетическое господство России.

Без помощи Запада энергетический сектор Украины уже развалился бы, что сделало бы ее неспособной продолжать войну. Поэтому Кремль намерен заставить Запад платить за нестабильную энергетическую ситуацию в Украине, поскольку цены на энергоносители продолжают расти. Конгресс Соединенных Штатов недавно утвердил для Украины 40 миллиардов долларов, это шестой пакет помощи с начала войны.

Европейское энергетическое сообщество также недавно создало Фонд энергетической поддержки Украины, который будет финансироваться ЕС, международными финансовыми институтами, а также частными компаниями и корпорациями. В Минэнерго Украины заявили, что средства «будут направлены на восстановление энергетической инфраструктуры, которая была повреждена или разрушена в результате боевых действий на территории Украины».

Но война по-прежнему будет оказывать эскалаторное влияние на цены на энергоносители, и это влияние будет ощущаться острее в странах, не имеющих значительных резервов. Россия продолжит нацеливаться на энергетическую инфраструктуру Украины, и Киев не может полагаться на Европу в отношении потоков электроэнергии, если его ситуация ухудшится. Синхронизация с CESA также может поставить под угрозу всю сеть, если Украина будет дестабилизирована.

Но Россия также стремится максимально сохранить энергетическую инфраструктуру Украины, чтобы ее можно было использовать в России и в аннексированных ею регионах. Хотя России придется потратить значительные ресурсы на модернизацию и интеграцию этой инфраструктуры, немедленные и долгосрочные выгоды от укрепления собственной энергетической безопасности и подрыва энергетической безопасности Украины таким образом очевидны.

Споры о ценах и платежах между Россией и европейскими потребителями ресурсов значительно участились с начала вторжения. Но огромные запасы России позволили ей вторгнуться в такие страны, как Индия и Китай, помогая ей наращивать многолетнюю расширяющуюся торговлю энергоносителями. Предлагая своей растущей азиатской клиентуре конкурентоспособные цены на жизненно важные ресурсы, Россия надеется, что большая часть международного сообщества отвернется от ее попыток расширить свою энергетическую империю в Украине.

Эта статья была подготовлена ​​Globetrotter.

Source: https://www.counterpunch.org/2022/06/10/the-role-of-energy-in-russias-invasion-of-ukraine/

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ