Проблема Эрдогана не в Швеции и Финляндии, а в западном призвании Турции

0
84

На историческом саммите на этой неделе Организация Североатлантического договора примет новую Стратегическую концепцию, первую за 12 лет, которая будет определять политику альянса в условиях все более неопределенной обстановки в области европейской безопасности. Однако над этим нависает возражение президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана против членства Швеции и Финляндии. Первоначальные ожидания, что Эрдоган позволит «уговорить, уговорить и в конечном итоге вознаградить себя за сотрудничество», не оправдались. Попытка в последнюю минуту договориться о прорыве на прошлой неделе также потерпела неудачу, оставив генеральному секретарю НАТО Йенсу Столтенбергу возлагать надежды на «скорейшее» разрешение тупиковой ситуации после саммита.

Непримиримость Эрдогана широко объясняется внутриполитическими соображениями, в том числе отчаянной необходимостью отвлечь внимание от тяжелого состояния экономики Турции, а также стимулировать его проседание рейтинга опроса играя на безудержных националистических и антизападных чувствах. Какими бы правдоподобными ни были эти объяснения, в их основе также лежит собственный дискомфорт Эрдогана по поводу давнего западного призвания Турции, символом которого является ее членство в НАТО, а также в Совете Европы. Он использует проблему членства Швеции и Финляндии, чтобы ослабить это призвание, если не сломить его, чтобы устранить оставшиеся институциональные ограничения его единоличного правления.

Важно, чтобы Соединенные Штаты и их союзники по НАТО избегали политики, которая будет играть роль в повестке дня Эрдогана, до национальных выборов — в июне 2023 года — прежде чем полностью списать ориентированную на Запад Турцию. Это могло бы сохранить перспективы Турции, способной восстановить свою демократию и свою экономику, а также лучше служить интересам своей безопасности и безопасности трансатлантического альянса в неспокойные времена.

Что стоит за противодействием Эрдогана членству Швеции и Финляндии в НАТО

Эрдоган сначала заявил, что не одобряет заявки Финляндии и Швеции на членство в НАТО на том основании, что они стали «убежищем» для террористов. Это было ссылкой на присутствие и деятельность отдельных лиц и организаций, связанных с Рабочей партией Курдистана (РПК), а также гюленистов, широко признанных виновниками попытки государственного переворота против него в июле 2016 года. Объявление было сделано в мае. 13 и, возможно, изначально была попыткой отвлечь внимание от двух событий того времени: политического запрета оппозиционного политика Джанана Кафтанджиоглу, которому широко приписывают организацию поражения предпочитаемого Эрдоганом кандидата на выборах мэра Стамбула в 2019 году, и насильственное вмешательство израильской полиции. во время похорон убитой палестинско-американской журналистки Ширин Абу Акле, по поводу которых Эрдоган предпочел хранить нехарактерное для него молчание. Впоследствии он усилил свои возражения, добавив, что «все формы эмбарго на поставки оружия», особенно шведского, против оборонной промышленности Турции, противоречат «духу военного партнерства под эгидой НАТО».

С тех пор Эрдоган ясно дал понять, что он не откажется от своего права вето, если эти возражения не будут рассмотрены. За этим последовал шквал дипломатических действий по решению того, что Столтенберг неоднократно определял как «законные» опасения Турции, но без конкретных результатов. Тупик, по-видимому, является результатом различных определений «терроризма» и настойчивого требования Эрдогана об экстрадиции лиц, включая граждан Швеции и члена шведского парламента. Само собой разумеется, что прямая материальная поддержка, как подчеркивают некоторые эксперты и бывшие турецкие дипломаты, оказываемая РПК, признанной Турцией, США и Европейским Союзом террористической организацией, действительно проблематична и требует решения. Сложность возникает из-за того, что определение терроризма в турецком законодательстве выходит за рамки уголовной ответственности за участие в насильственных действиях и нарушает основную свободу слова. Эрдоган и члены его правительства регулярно используют такое расплывчатое и часто агрессивное толкование терминов «террорист» и «терроризм», чтобы заставить замолчать и подавить своих критиков и противников.

Бескомпромиссная позиция Эрдогана контрастирует с предыдущими годами его руководства Турцией, когда он, казалось, был привержен либерально-демократическим ценностям и когда Анкара — при значительной поддержке США, Финляндии и Швеции — начала процесс вступления в ЕС. Турция добилась наибольшей интеграции с трансатлантическим сообществом, разделила обязанности по поддержанию мира от имени НАТО в соседнем регионе и настойчиво поддерживала расширение НАТО, включая политику «открытых дверей».

С тех пор Эрдоган преобразовал парламентскую систему Турции в президентскую практически без сдержек и противовесов своей власти. Растущий авторитаризм и репрессии против критиков и противников стали определяющим лицом страны, с вынесением приговора активисту гражданского общества Осману Кавале и Селахаттину Демирташу, бывшему лидеру главной курдской политической партии, а также вероятности того, что мэр Стамбула Экрем Имамоглу, который наслаждается более высокие рейтинги опросов чем Эрдоган, тоже вполне может столкнуться с политическим запретом.

НАТО стала еще одной мишенью сарказма Эрдогана, поскольку он обвиняет Запад в растущих экономических бедах и политической изоляции Турции. Это восходит к последствиям попытки государственного переворота 2016 года, когда члены парламента от правящей Партии справедливости и развития (ПСР) заявили о причастности НАТО, не представив ни малейших доказательств, даже назвав ее «террористической организацией». Это утверждение периодически выдвигалось правительством, хотя Эрдоган лично избегал его. Тем не менее, тесные отношения Эрдогана с президентом России Владимиром Путиным, решение о закупке ракет С-400 в России и безжалостная дипломатическая битва за них с Вашингтоном серьезно подорвали надежность Турции как союзника НАТО. Скептицизм в отношении места Турции в альянсе еще более усугубился угрозой Эрдогана выслать 10 западных послов, семь из которых являются союзниками, за то, что они просили его выполнить решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и освободить Кавалу. Вместо этого Эрдоган решил категорически отклонить решение ЕСПЧ, а также инициирование Советом Европы дисциплинарных мер против Турции.

Этот настойчивый антизападный и антиамериканский нарратив нашел отклик у турецких граждан, лишенных доступа к альтернативным дискурсам. Неудивительно, что в последние годы турецкая общественность воспринимала большую угрозу безопасности со стороны США, чем со стороны России (см. слайды 81-83 здесь). По данным компании Metropoll, занимающейся изучением общественного мнения, 65% респондентов в апреле 2022 г. не доверяли НАТО; в январе, 39,4% предпочли более близкие отношения с Китаем и Россией по сравнению с 37,5%, предпочитающими более тесные отношения с ЕС и США

Геополитические реалии, ограничивающие Эрдогана и НАТО

Тем не менее, несмотря на антизападные настроения, которые разбудил Эрдоган, он по-прежнему явно уклоняется от разрыва связей с НАТО. Его периодические вбрасывания за последние несколько лет не достигли того момента, когда он может позволить себе объявить о выходе Турции из альянса. Самое громкое, что он может говорить внутри страны, это когда он хранит молчание в ответ на предложения о выходе Турции из НАТО, за что смело выступал в прошлом месяце его политический союзник Девлет Бахчели, лидер ультранационалистической Партии националистического движения. Для западной аудитории он даже повторил в недавней статье в The Economist свою приверженность НАТО и ее расширению. Неопределенность Эрдогана в отношении того, хочет ли он и способен ли он отделить Турцию от НАТО и Запада в целом, демонстрирует пределы его власти и дает возможность для политических соображений.

Турецкий президент оказался в ситуации, когда ему приходится договариваться о своем дискомфорте с Западом и обо всем, что он представляет, с реальностью на местах. Геополитическая ситуация вокруг Турции — и, в частности, война России с Украиной — усугубляет экономические проблемы страны и негативно влияет на ее национальную безопасность. Около 58% турецкой общественности по-прежнему считает, что НАТО необходимо для безопасности Турции. Возражение Эрдогана по поводу вступления Швеции и Финляндии в НАТО является признаком его отвращения к ценностям, представленным членством Турции в альянсе и других западных институтах, прежде всего в Совете Европы и Европейском суде по правам человека. Эти ценности и институты являются препятствием для его единоличного правления, а также для его идеологической цели в конечном итоге сломать традиционное западное призвание Турции.

Но НАТО также нуждается в Турции, как подчеркнул бывший командующий американскими силами в Европе, который заметил: «Я даже не хочу думать о НАТО без Турции». Будущее Турции в НАТО во многом будет зависеть от результатов выборов в стране в следующем году. Оппозиция неоднократно заявляла о своей приверженности возрождению турецкой демократии, даже если во внешней политике до сих пор они либо оставались вне поля зрения, либо чувствовали себя обязанными придерживаться националистической линии Эрдогана. До тех пор важно не списывать со счетов Турцию.

В случае вступления Швеции и Финляндии в НАТО можно ожидать, что обе стороны в конце концов придут к прагматичному решению. В случае неудачи ключевые члены НАТО, такие как США и Великобритания, похоже, готовы предоставить Швеции и Финляндии двусторонние гарантии безопасности. В конечном счете, сохранение Турции в НАТО могло бы еще раз — как и 70 лет назад, когда она впервые присоединилась к альянсу — послужить каналом для взаимного усиления западного призвания Турции и ее демократии, принося пользу трансатлантической безопасности, особенно в такие трудные времена, когда новые Стратегическая концепция НАТО предназначена для решения.



источник: www.brookings.edu

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ