Право на возвращение, Накба снова в палестинской повестке дня

0
48

Источник фотографии: Мэтт Хркач — CC BY 2.0

Накба снова в палестинской повестке дня.

В течение почти трех десятилетий палестинцам говорили, что Накба – или Катастрофа – это дело прошлого. Тот настоящий мир требует компромиссов и жертв, поэтому первородный грех, приведший к уничтожению их исторической родины, должен быть полностью изъят из любого «прагматичного» политического дискурса. Их призвали двигаться дальше.

Последствия такого сдвига в повествовании были ужасны. Отречение от Накба, единственное наиболее важное событие, которое сформировало современную палестинскую историю, привело к большему, чем политическому расколу между так называемыми радикалами и якобы миролюбивыми прагматиками, такими как Махмуд Аббас и его Палестинская администрация. Это также разделило палестинские общины в Палестине и во всем мире по политическим, идеологическим и классовым признакам.

После подписания соглашений Осло в 1993 году стало ясно, что борьба палестинцев за свободу полностью пересматривается и пересматривается. Это была уже не борьба палестинцев против сионизма и колониализма израильских поселенцев, восходящая к началу 20-го века, а «конфликт» между двумя равноправными сторонами с одинаково законными территориальными претензиями, который может быть разрешен только путем «болезненных уступок».

Первой из таких уступок было отодвигание основного вопроса о «праве на возвращение» для палестинских беженцев, изгнанных из своих деревень и городов в 1947–1948 годах. Этот палестинец Накба проложили путь к «независимости» Израиля, которая была провозглашена на развалинах и дыму почти 500 разрушенных и сожженных палестинских деревень и городов.

В начале «мирного процесса» Израиль попросили соблюдать право на возвращение палестинцев, хотя и символически. Израиль отказался. Затем палестинцев подтолкнули к тому, чтобы перенести этот фундаментальный вопрос на «переговоры об окончательном статусе», которые так и не состоялись. Это означало, что миллионы палестинских беженцев, многие из которых до сих пор живут в лагерях беженцев в Ливане, Сирии и Иордании, а также на оккупированных палестинских территориях, вообще выпали из политического разговора.

Если бы не продолжающаяся общественная и культурная деятельность самих беженцев, отстаивающих свои права и приучающих к этому своих детей, такие термины, как Накба и Право на возвращение было бы полностью исключено из палестинского политического лексикона.

В то время как некоторые палестинцы отвергали маргинализацию беженцев, настаивая на том, что это вопрос политический, а не только гуманитарный, другие были готовы двигаться дальше, как будто это право не имело значения. Различные палестинские официальные лица, связанные с ныне несуществующим «мирным процессом», ясно дали понять, что право на возвращение больше не является приоритетом палестинцев. Но никто даже близко не приблизился к тому, как сам президент ПА Аббас сформулировал позицию палестинцев в интервью 2012 года израильскому каналу 2.

«Палестина сейчас для меня — это границы 67-го года со столицей в Восточном Иерусалиме. Это сейчас и навсегда… Это для меня Палестина. Я [a] беженец, но я живу в Рамаллахе», — сказал он.

Аббас, конечно, ошибался. Хотел ли он воспользоваться своим правом на возвращение или нет, это право, согласно резолюции 194 Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, просто «неотъемлемо», что означает, что ни Израиль, ни сами палестинцы не могут его отрицать или лишаться его.

Не говоря уже об отсутствии интеллектуальной целостности для отделения трагической реальности настоящего от ее главной первопричины, Аббасу не хватало и политической мудрости. С его барахтающимся «мирным процессом» и отсутствием какого-либо реального политического решения он просто решил бросить миллионы беженцев, лишив их самой надежды на восстановление их домов, земель или достоинства.

С тех пор Израиль вместе с Соединенными Штатами боролся с палестинцами на двух разных фронтах: во-первых, лишив их каких-либо политических горизонтов, а во-вторых, пытаясь разрушить их исторически закрепленные права, в основном их право на возвращение. Война Вашингтона с агентством по делам палестинских беженцев, БАПОР, подпадает под последнюю категорию, поскольку целью было и остается уничтожение той самой правовой и гуманитарной инфраструктуры, которая позволяет палестинским беженцам видеть себя коллективом людей, стремящихся к репатриации, возмещению ущерба и справедливость.

Тем не менее, все такие попытки продолжают терпят неудачу. Гораздо более важным, чем личные уступки Аббаса Израилю, постоянно сокращающийся бюджет БАПОР или неспособность международного сообщества восстановить права палестинцев, является тот факт, что палестинский народ снова объединяется вокруг Накба годовщины, тем самым настаивая на праве на возвращение для семи миллионов беженцев в Палестине и шаттат – Диаспора.

По иронии судьбы именно Израиль невольно воссоединил палестинцев вокруг Накба. Отказавшись уступить ни пяди Палестины, не говоря уже о том, чтобы позволить палестинцам претендовать на любую победу, собственное государство — демилитаризованное или иное — или позволить хоть одному беженцу вернуться домой, палестинцы были вынуждены отказаться от Осло и его многочисленных иллюзий. Некогда популярный аргумент о том, что право на возвращение просто «непрактично», больше не имеет значения ни для простых палестинцев, ни для их интеллектуальной или политической элиты.

В политической логике, чтобы что-то было невозможным, должна быть достижима альтернатива. Однако с ухудшением палестинской реальности в условиях углубляющейся системы израильского поселенческого колониализма и апартеида палестинцы теперь понимают, что у них нет другой возможной альтернативы, кроме их единства, их сопротивления и возвращения к основам их борьбы. Интифада единства в мае прошлого года стала кульминацией этого нового осознания. Более того, Накба Митинги и мероприятия, посвященные годовщине 15 мая в исторической Палестине и во всем мире, еще больше помогли кристаллизовать новый дискурс, который Накба больше не является символическим, и право на возвращение является коллективным, основным требованием большинства палестинцев.

Израиль теперь является государством апартеида в истинном значении этого слова. Израильский апартеид, как и любая подобная система расового разделения, направлен на защиту достижений почти 74 лет безудержного колониализма, кражи земли и военного господства. Палестинцы, будь то в Хайфе, Газе или Иерусалиме, теперь полностью понимают это и все чаще дают отпор как одна нация.

И так как Накба и последующая этническая чистка палестинских беженцев являются общим знаменателем всех страданий палестинцев, этот термин и его подоплека снова занимают центральное место в любом серьезном разговоре о Палестине, как и должно было быть всегда.

Source: https://www.counterpunch.org/2022/05/27/right-of-return-nakba-are-back-on-palestinian-agenda/

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ