Новый девиз России: «Нам не стыдно»

0
107

Примечание редактора: автор этого эссе является анонимным, чтобы защитить автора от возможных репрессий.

Есть родственники с кем надо говорить, потому что обязан, а необъявленные войны делают это особенно утомительным. Некоторые не станут обсуждать «политику», потому что считают, что «специальная военная операция» на самом деле не такая уж большая проблема. Другие постоянно говорят о «политике». Оба варианта плохи.

Некоторые говорят: «Я против войны, ну и что? Это уже началось. Сейчас не время спрашивать, оправдано ли это. Мы обсудим это после того, как все закончится. Прямо сейчас агитировать людей против войны, распространять фейковые новости — это все равно, что стрелять в спину своим собственным».

Другие говорят: «Что ты так разволновался? Давно пора было истребить фашистов. Не волнуйтесь, все будет хорошо, мы пережили 90-е, переживем и это».

Экономика делает странные вещи, и мы все нуждаемся друг в друге сейчас больше, чем когда-либо. Мы не говорим о политике, потому что не хотим, чтобы нас уволили. Но также и потому, что «в это трудное время» мы не хотим сеять раздор между людьми, которые могут помочь нам что-то сделать и получить то, что нам может понадобиться или захотеться, по их личным каналам. Магазины закрываются, товары исчезают, старушки дерутся в гастрономах за последний мешок дешевого сахара. Китай обязательно придет и все решит достаточно скоро… но сейчас все неясно. Так что никаких политических дискуссий. Политика вызывает споры, и поэтому ее следует держать в тайне, ее следует держать подальше от улицы, где она может нарушить ровное движение транспорта. Времена тяжелые. Запад атаковал нас санкциями. Мы должны держаться вместе.

я читаю Книга Откровений потому что в наши дни политический анализ больше не имеет смысла. Книга показала бесчисленным поколениям образ нашей конечной цели. Кто-то сосредоточился на четырех всадниках, кто-то на метке зверя. Я много думал о более скользком существе. «И увидел я трех духов нечистых, подобных жабам, вышедших из уст дракона, и из пасти зверя, и из уст лжепророка». (Откровение 16:13).

Люди живут в различные медиа-пузыри. Мой старый друг, эмигрировавший из Петербурга, звонит сейчас, чтобы выразить свою озабоченность. Мой партнер засыпает его, казалось бы, позитивными историями. По ее словам, ее друзья в маленьком российском городке тихо поддерживают ее антивоенные заявления. Иногда они даже нажимают «Нравится» на ее сообщения в социальных сетях. (Facebook в России заблокирован, но его русский аналог «ВКонтакте» оживлен.) «В этом городе для них это более личное, — объясняет она. «Там стоит подразделение спецназа, и оно понесло большие потери. Люди потеряли членов семьи, они не могут сомневаться в том, что война настоящая».

Эмигрант отвечает: «Какое мне дело до русских солдат? Они там насилуют детей, убивают людей, грабят и сжигают города. Они все одинаковые, и никто из них не заслуживает сочувствия. Меня совершенно не волнует их смерть». Он насмехается над ней, и вскоре она кричит на него. Они послали рекрутов, обманом заставили их подписаться на эту войну: 18-летних парней, которые понятия не имели, куда идут.

Потом она кричит на меня: «Ты такой же, как он, такой же, как и все остальные. Почему ты никогда ничего не говоришь? Как вы можете говорить, что все солдаты убийцы, что все они насильники детей?»

— Я этого не говорил, — отвечаю я.

— Но вы не возражали ему! И ты знаешь, что это неправда!»

— Да, но я не хочу драться. Какая разница, что он говорит?

«Это важно, потому что ваше молчаливое самоуспокоение по отношению к этой всеобщей ненависти добавляет еще больше ненависти к этому огню, потому что это подпитывает войну. Это важно, потому что ненависть и фашизм порождают еще больше ненависти и фашизма. Это важно, потому что это означает, что погибнет больше людей. Но тебе все равно, не так ли? Пока вам не нужно ни о чем драться».

«Ты конформист, — заключает она, — как и все остальные».

И я чувствую, как он поднимается во мне, как нечистые духи из Откровения, которые выпрыгнут из пасти дракона, зверя и лжепророка, похожие на жаб. Только зубами я мешаю всему этому выйти наружу. “И что?” говорит лягушка внутри меня. «Это именно то, что я есть. Мне не стыдно.” Мне не стыдно.

#НамНеСтыдно. Нам не стыдно. Это боевой клич этой войны, один из ее формальных лозунгов. Он изображен на плакатах, наклейках на бампер и в интернет-мемах. Мы русские и нам не стыдно. Нас Рать: “Мы легион.” Или, если читать вместе, «насрать» переводится как «Мы ​​дерёмся за это». Или: «Нам плевать». Нас рать, насрать. Видите ли, это каламбур. Нам все равно. Мы русские, и нам не стыдно.

Но чего именно мы не стыдимся? Какое-то сочетание жизни в нищете и презрения во всем мире. Какое-то сердечное благородство русской души, прикрытое материальной нищетой и грязью.

Это объяснение было размещено в сети другом друга:

Мы выдержали не один десяток очередей за водкой, умеем пробиваться через очередь, знаем, что никогда не дадим людям врезаться в очередь просто спросить потому что онии оставил ребенка дома одного.

Мы знаем, что с горячей водой можно жить два раза в неделю, а с холодной только по вечерам.

Нам не составит труда воскресить все эти навыки и снова почувствовать себя молодыми.

Поэтому мы не боимся Ковида, санкций, астероидов и западной пропаганды.

Если вы прожили в России пару десятков лет, то вы навсегда готовы к маленькому Апокалипсису.

Гордость в лицо убожества, образ бедности. Этот город гламурен, а его туристические фасады чисты. Но все остальное гниет. В зданиях видны трещины, отсутствует краска и штукатурка. Балконы и декоративные рельефы в историческом реестре покрываются зеленой защитной сеткой, когда они становятся хрупкими. Когда их хрупкость угрожает тем, кто внизу, на тротуарах, городские ремонтники просто отсекают их. Ломается горячая вода, из асфальта вырываются мощные гейзеры, остывают целые дома, машины исчезают под тротуаром. Этот город в центре Империи разваливается.

Но недостатка в красках нет. Стены неоднократно закрашиваются, чтобы скрыть граффити. Открытая штукатурка и кирпич над двухметровой отметкой, лоскутное одеяло из разноцветных квадратов внизу.

Свобода слова уничтожается быстро и часто иррационально.

Мужчина в центре Москвы был недавно арестован за то, что держал упакованный мясной рулет.

Мясная фирма называется «Мираторг». Он зачернил последние пять букв и получил «мир», что по-русски означает «мир», а также «мир».

Другой мужчина показал карту банкомата возле станции метро в центре Москвы. Выступал ли он против войны или в поддержку отечественной банковской системы? В ожидании бойкота Visa/Mastercard российское государство разработало альтернативную систему под названием МИР. Таким образом, термин теперь имеет третье значение. Полиция отвела его в сторону для допроса, но в конце концов отпустила домой.

Группа для детей с аутизмом получила разрешение на запуск белых голубей на городской площади Новосибирска 2 апреля, во Всемирный день распространения информации об аутизме. Полиция вмешалась, но в конце концов позволила группе выпустить своих голубей в закрытом внутреннем дворе. Это был официальный комментарий: «Мы очень обеспокоены вами и возможностью того, что ваше мероприятие может быть истолковано как нечто, нарушающее тишину города».

Возможно, слишком близко к белому голубю мира.

Эту идеологию невозможно воспринимать всерьез. И все же мы здесь. Не смешно ли, что российскую полицию возбуждают мясной рулет и беленькие птички? Издевательство настолько прямолинейное, что не разобрать, кто шутит, но с серьезными последствиями: штрафы, тюремные сроки, милицейские дубинки. Все это каким-то образом поддерживает эту войну, которую, по мнению многих людей, следует вести против фашизма.

«Нацизм и фашизм должны быть уничтожены!» он говорит. «Даже если это цена, которую придется заплатить за это. Мы в долгу перед 27 миллионами (погибшими в Великой Отечественной войне), мы не должны забывать о них». Это реакция одного человека на видео разрушенного Мариуполя. Он реальный человек. Я знаю его много лет; он остался с нами в нашем доме. Его политика довольно мейнстримная.

С этим нарративом сложнее иметь дело, когда его рассказывают люди, которые на самом деле сами пережили мариупольский ад. Недавно я разговаривал с пожилой женщиной, эвакуированной из Мариуполя. Она рассказала, что украинские нацисты вторглись в город еще в 2014 году и что они его ужасно обстреливают. А российская армия есть, слава богу, чтобы дать отпор, как и в Великую Отечественную войну.

Я не утверждаю, что ее описание верно — она пряталась в подвале, а вокруг нее лился дождь смерти, откуда она могла знать, кто прислал бомбы? Но она только что провела пять недель в осаде, не задавая вопросов о том, кто несет за это ответственность. Из-за этого мне трудно забыть ее.

Невинные погибшие во время Второй мировой войны вновь стали символом насилия. И не только в России. На евроамериканском Западе Вторая мировая война также олицетворяет то высшее зло, которое вечно таится под поверхностью современной жизни: варварство в самом сердце цивилизованной Европы. Вторая мировая война – это абсолютный геноцид, резня армян, боснийцев, палестинцев, руандийцев, сербов, йеменцев и др. несмотря на это.

Президент Украины Владимир Зеленский, выступая 5 апреля в Совете Безопасности ООН, заявил: «Самые ужасные военные преступления, которые мы видели со времен окончания Второй мировой войны, совершаются» российскими войсками на Украине. Это заявление политическое, конечно, а не историческое. Популистское риторическое чутье. И все же есть что-то настолько ужасное в ранжировании массовых убийств по шкале от 1 до 10, что это выходит за рамки моего понимания.

Возьми свой проклятый подарки и уйти. Мы не потерпим здесь фашистов.

Пришел человек, чтобы оставить вещи, которые ему больше не нужны, чтобы мы раздали их тем, кому они могут понадобиться. Он остался на чай и рассказал нам, как на него произвела впечатление решительная твердость нашего президента. Он рад всему этому, сказал он, даже санкциям: они начнут реформы, которые нам нужны, чтобы наконец дать нам прочную экономическую основу. Теперь нам всем приходится думать о судьбе России, о наших геополитических интересах. Все эти разговоры о погибших мирных жителях просто неэтичны. Все крупные исторические процессы требуют определенных жертв.

Мой напарник яростно выгоняет его: «Бери свое барахло и убирайся отсюда!» Он поворачивается ко мне, уходя, и шипит: «Должен сказать, что все это очень невежливо, все, что здесь происходит».

И я думаю, скатертью дорога. Мне никогда не нравился этот парень. Мне не стыдно, что его внутренние лягушки не будут прыгать по всему нашему столу.

источник: www.motherjones.com

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ