Новые железнодорожные соглашения раскрывают контуры быстрой интеграции Центральной Азии

0
47

Информационная война в наши дни настолько интенсивна, что невоспетые мелодии часто бывают более привлекательными, чем спетые. На ум приходят строки из знаменитой оды английского поэта Шелли «Жаворонку»: «При дневном свете / Ты невидим, но я слышу твой пронзительный восторг…»

Два события за последние две недели показали растущий оптимизм в отношении будущего Афганистана. Оба события означают, что строятся строительные леса для улучшения региональной взаимосвязанности, экономического развития и управления, о чем по большей части не сообщается.

Несомненно, трехдневный визит в Исламабад в начале ноября советника по национальной безопасности Узбекистана генерал-лейтенанта Виктора Махмудова по приглашению АНБ Пакистана Моида Юсуфа заслужил гораздо большего внимания, чем он сделал. Премьер-министр Имран Хан и генерал армии Камар Баджва приняли узбекскую делегацию.

Узбекистан – передовая модель государственного строительства на постсоветском пространстве. Полный контроль над осуществлением полномочий в области национальной безопасности, возложенный на Совет национальной безопасности в Ташкенте под председательством президента, придает удивительную последовательность политике страны. Махмудов занимает свою должность с 2013 года.

Абдулазиз Камилов был министром иностранных дел Узбекистана с 2012 года и, вероятно, является самым опытным министром иностранных дел в мире, если принять во внимание его девять лет на предыдущем посту с 1994 по 2003 год. Неудивительно, что внешняя политика Узбекистана столь блестяще работает в сложных внешних условиях.

Во время визита Махмудова Пакистан преуспел, подписав протокол с Узбекистаном, который «поможет укрепить координацию в вопросах безопасности и региональных связей между нашими двумя братскими странами», как написало АНБ Моид Юсуф в своем твите.

В официальном заявлении, опубликованном в Исламабаде, говорится, что протокол «охватывает широкий круг вопросов безопасности, представляющих взаимный интерес, и устанавливает механизм координации» между двумя советами национальной безопасности.

Юсуф сообщил средствам массовой информации после церемонии подписания, что две страны будут расширять сотрудничество в борьбе с терроризмом, транснациональной преступностью и незаконным оборотом наркотиков в рамках новой комиссии по безопасности, будут оказывать друг другу помощь в укреплении сил по борьбе с наркотиками и ликвидации последствий стихийных бедствий, а также будут укреплять оборонное и военное сотрудничество. .

Безусловно, во время встречи Юсуфа и Махмудова один на один доминировали события в Афганистане. Юсуф сказал, что Исламабад и Ташкент «придерживаются той же позиции» по Афганистану, а именно, необходимо конструктивное взаимодействие с нынешним правительством в Кабуле, чтобы предотвратить гуманитарный кризис, который может еще больше серьезно повлиять на соседние страны.

Расширение охвата Центральной Азии в рамках его геоэкономической политики является ключевой задачей для Пакистана. Узбекская делегация прибыла к границе Торхама, чтобы засвидетельствовать прибытие четырех грузовых автомобилей, следовавших из Узбекистана через Афганистан в Пакистан. В мае этого года первый транспорт Пакистана по системе TIR был отправлен в Узбекистан по сухопутному маршруту.

Как выразился Юсуф, «Узбекистан из-за его непосредственной близости к Афганистану является очень важным элементом в достижении нашей геоэкономической парадигмы». Это констатация факта. Бывший советский технократ, икона спорта и плейбой – невероятные партнеры, но на самом деле между президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым и премьер-министром Имраном Ханом на личном уровне возникла теплая дружба.

Личные уравнения на уровне руководства помогают продвигать геостратегию в степях, и оба лидера осознают императивы политики и экономики, которые их сближают. Так родился узбекско-пакистанский доморощенный подход к региональной стабильности и экономическому росту.

Узбекистан уделяет приоритетное внимание транспортировке через Пакистан в порты Гвадар и Карачи по маршруту Чабахар на мировой рынок. Действительно, Госдепартамент США быстро осознал это, объявив в июле о сделке США-Афганистан-Узбекистан-Пакистан Квад, «сосредоточил внимание на расширении региональных связей», поощряя «долгосрочный мир и стабильность в Афганистане». Инициатива США вызовет тревогу в Москве и Пекине.

Афганский солдат охраняет построенный советскими войсками «Мост дружбы», соединяющий Узбекистан и Афганистан.

Именно на таком динамичном фоне необходимо оценивать вторую разработку месяца, 8 ноября – драматическое заявление премьер-министра Кыргызстана Акылбека Жапарова о том, что Бишкек готов приступить к реализации давнего проекта Пекина по строительству железнодорожная ветка, которая свяжет Китай с Узбекистаном.

Объявление, сделанное сразу после визита узбекской делегации в Исламабад, предполагает изящную ловкость рук со стороны Пекина, работающего над «большой картиной» захвата Талибаном власти в Афганистане. Пекин (и Москва) заметят отчаянную англо-американскую миссию по возвращению в Афганистан.

Западные СМИ, которые много сообщают, если Пекин чихает, заблокировали заявление Жапарова в Бишкеке о железнодорожном проекте. Жапаров сказал, что его правительство достигло соглашения с Ташкентом по всем нерешенным вопросам, касающимся проекта железной дороги, и планирует сделать то же самое с Пекином в ближайшем будущем, возможно, во время визита на высоком уровне в китайскую столицу.

Китай понимает, что Узбекистан имеет достаточно развитую внутреннюю железнодорожную сеть и имеет потенциал в качестве регионального узла. Таким образом, в рамках своей инициативы «Один пояс, один путь» у Китая есть давние планы строительства железной дороги из Синьцзяна через Кыргызстан в Узбекистан и далее в Туркменистан (и Иран). Основная проблема заключалась в том, что Пекин настаивал на том, чтобы новая железнодорожная линия должна была перейти на рельсы. шириной 1435 миллиметров, которую используют Китай и большая часть мира, в то время как российская колея советских времен в 1520 миллиметров преобладает в Центральной Азии.

Доверьтесь изобретательности Китая в поиске технологического решения путем двойного трекинга с более узкой международной колеей внутри более крупной российской, что также снизит затраты на проект за счет устранения необходимости совершать переходы на китайско-киргизской и туркмено-иранской границах.

Фактически, китайско-российский железнодорожный мост Тонгцзян-Нижнеленинское через реку Амур протяженностью 2,2 км, последний проект, завершенный в рамках амбициозной инициативы Китая «Один пояс, один путь», стал «демонстратором технологий» с использованием нового метода двойного слежения.

Первый испытательный поезд пересек границу в августе. Коммунистическая партия Китая заявила, что у цели есть железнодорожное сообщение до Лондона. С вводом в эксплуатацию моста расстояние железнодорожных перевозок от китайской провинции Хэйлунцзян до Москвы сократится на 809 километров, что позволит сократить время транспортировки на 10 часов.

Железная руда будет основным продуктом, перевозимым по мосту, проектная грузоподъемность которого составляет 21 миллион тонн в год. И, что немаловажно, железнодорожный мост имеет двухпутную систему, что позволяет поездам курсировать как по российской, так и по китайской колее!

Разрешение Бишкека на проект китайской железной дороги может феноменально трансформировать трансграничное сообщение в центральноазиатском регионе и во многих государствах региона, включая Афганистан, Пакистан и Иран. Геополитика региона уже никогда не будет прежней.

Узбекистан получает здесь большую выгоду, поскольку он является основными воротами в Афганистан и Пакистан (порты Гвадар и Карачи), а Пакистан становится ключевым государством в региональной политике. В марте Пакистан, Узбекистан и Афганистан согласовали дорожную карту для строительства 573-километрового маршрута от Мазари-Шарифа до Пешавара через Кабул. Проект, оцениваемый в 5 миллиардов долларов США, откроет пакистанские морские порты на Персидском заливе для Узбекистана.

С российской точки зрения, поскольку предлагаемая железнодорожная сеть Центральной Азии подключается к российской сети. Железнодорожное сообщение могло бы многократно повлиять на способность России участвовать в восстановлении Афганистана.

Критичность афганской ситуации вынуждает государства Центральной Азии сближаться, а Китай и Россию – активизировать свое сотрудничество и координацию для укрепления региональной безопасности. Нельзя недооценивать подписанное в марте узбекско-киргизское соглашение по урегулированию 30-летнего пограничного спора по инициативе Ташкента, что является предпосылкой для строительства железной дороги Китай-Кыргызстан-Узбекистан.

Безусловно, основные действующие лица – в основном Китай, Узбекистан и Пакистан – полностью осознают, что региональные связи и долгосрочный мир и стабильность в Афганистане взаимосвязаны.

источник: www.neweurope.eu

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ