Нет, мы не можем позволить себе 100 миллиардов евро на перевооружение

0
55

Эрих Кестнер, великий критик, гуманист и антимилитарист, однажды сказал: «Вы никогда не должны опускаться так низко, чтобы пить какао, через которое вас тащат». Поскольку правительство Германии стремится подсластить 100 миллиардов евро в виде специального долга, которое оно планирует взять на специальное перевооружение — изменение конституции с этой целью — стоит критически взглянуть на «какао», которое оно наливает на нас.

Наверняка мера рекламируется во имя гуманитарных намерений. Администрация Олафа Шольца, возглавляемая социал-демократами, заявляет, что наращивание вооружений теперь необходимо, потому что Россия вторглась в Украину. Вторжение действительно должно быть осуждено самым решительным образом. Перед политиками сегодня стоят две задачи: Как можно быстрее прекратить кровопролитие в Украине. И они должны предотвратить ее эскалацию, как внутри Украины, так и за ее пределами, с ужасающим риском третьей мировой войны между ядерными державами.

Но 100 миллиардов евро дополнительных расходов, направленных в первую очередь на военно-воздушные силы и флот, не предназначены для Украины. Это не способствует прекращению кровопролития. Соответственно, когда канцлер Шольц объявил цифру в 100 миллиардов евро — решение, принятое за кулисами через три дня после начала войны, — не было никакого принуждения действовать с точки зрения политики безопасности или морали.

Они хотят сказать нам, что планы перевооружения — это всего лишь реакция на войну России, которую они называют «поворотным моментом в истории». Впрочем, это уже из области сказок. Планы перевооружения существовали задолго до вторжения России в Украину. На самом деле он в значительной степени присутствовал даже в коалиционном соглашении между социал-демократами, зелеными и свободными демократами, подписанном еще в ноябре прошлого года. Только в декабре появились первые предупреждения о неизбежном вторжении в Украину. В высшей степени нечестно, что ужас и возмущение, которые мы все разделяем по поводу погибших, раненых, ужасных разрушений и невыносимых страданий людей в бегах, сегодня используются для осуществления планов, сделанных гораздо раньше и в совершенно разных целях. . Инструментализировать ситуацию народного сочувствия и страха перед войной и проталкивать политику, которую большая часть населения раз за разом отвергала со времен Второй мировой войны, недостойно демократии.

И все же они хотят сказать нам, что необходимо «сдерживание» перед лицом агрессивной войны России. Это тоже искажение. Уже в 2021 году военные расходы стран НАТО превысили российские почти в двадцать раз. Уже сегодня 1,9 млн солдат европейских стран НАТО (т.е. без США) сравнивают всего с 0,9 млн солдат России, которые, кстати, распределены по всей территории этой едва ли не самой большой страны мира. По системам вооружений европейские государства НАТО уже имеют как минимум двукратное превосходство над Россией, когда речь идет о боевой авиации, артиллерии, боевых танках и бронетехнике. Даже огромное превосходство европейских стран НАТО, не говоря уже о Соединенных Штатах, крупнейшей военной мощи мира, не удержало Россию от войны.

Несмотря на эту вопиющую асимметрию, правящие партии — да и все силы в Бундестаге, за исключением Die Linke — 3 июня решили сделать Германию страной с третьим по величине военным бюджетом после США и Китая. Таким образом, Германия еще больше подпитывает новую опасную глобальную гонку вооружений — в интересах мировых корпораций по производству вооружений, цены на акции которых в настоящее время стремительно растут — и усугубляет военную асимметрию в Европе. Поскольку все, что приобретается и производится внутри страны, также экспортируется, это также неизбежно означает увеличение экспорта оружия в будущем, увеличение числа вооруженных конфликтов и, следовательно, увеличение числа беженцев.

Тем не менее, они хотят сказать нам, что наращивание вооружений сейчас необходимо, потому что Бундесвер, вооруженные силы Германии, «систематически сокращается до костей». Германию «невозможно защитить», говорят они. Это тоже миф, движимый интересами корпоративной и государственной власти. По данным Федерального контрольно-ревизионного управления (Bundesrechnungshof), военные расходы уже планомерно и значительно увеличиваются с 32,5 до 50,3 млрд евро с 2014 года. Уже тогда политики, СМИ и корпорации заявляли о необходимости перевооружения из-за аннексии России. Крыма и подъем так называемого «Исламского государства», хотя и здесь планы уже давно реализованы в коалиционном соглашении 2013 года — т.е. задолго до того, как это стало проблемой. Даже сегодня газетные и радиожурналисты, ведущие ток-шоу, обозреватели и политики каждый день говорят нам, что у солдат Бундесвера больше нет даже трусов. Но если с 2014 года расходы на оборону уже выросли на 55,2 процента, то либо денег должно хватить на трусы, либо у бундесвера массовая проблема с закупками. Также по этой причине Bundesrechnungshof выступает против перевооружения.

Также стоит спросить, откуда на самом деле берутся деньги. В течение многих лет нам пытаются внушить, что нет денег, чтобы восполнить нехватку кадров в школах, больницах и государственных учреждениях. Они хотят сказать нам, что нет денег, чтобы положить конец небезопасной и эксплуататорской занятости, от социальной работы до временной работы в высших учебных заведениях. Они хотят сказать нам, что государство ничего не может сделать с резко возросшей арендной платой, и что когда кто-то это сделает — как в случае с берлинским пределом арендной платы, установленным сенаторами Die Linke, — либеральные и консервативные федеральные судьи отменят эти меры. Они хотят сказать нам, что ничего не могут сделать с галопирующей инфляцией в 7,9% (май 2022 года), хотя она повергает в нищету каждого третьего студента, а каждый второй пенсионер уже должен проживать менее чем на 803 евро в месяц. Они хотят сказать нам, что для самых бедных из бедных, которые должны жить на пособие по безработице Hartz IV, дополнительных 8,33 евро должно быть достаточно, чтобы прожить, хотя уже в доинфляционные времена денег никогда не хватало до конца. месяца.

Они хотят сказать нам, что в борьбе с продолжающейся климатической катастрофой мы должны доверять корпорациям и капиталистическому рынку, которым мы обязаны этой катастрофой, включая бизнес-гигантов, которые годами лгали и жульничали в отношении экологических стандартов. Но, мол, альтернативы капиталистическому рынку нет и денег на социально-экологическую перестройку нет. Нам хотят сказать, что на все это нет средств. Но всякий раз, когда банки и корпорации хотят спастись, они внезапно вытаскивают из шляпы сотни миллиардов. Всякий раз, когда речь идет о перевооружении в интересах этого класса, поскольку «экономика, зависящая от глобализации», такая как Германия, также нуждается в «самой сильной и мощной армии в Европе», как выразился обычно более строгий министр финансов Кристиан Линднер, они внезапно найти дополнительные сто миллиардов. Отсюда мы узнаем, что никогда нет денег для трудящихся, которые наряду с природой создают все богатства, но всегда есть для корпоративной и государственной власти.

Теперь они, социал-демократы, — в лице генерального секретаря партии Кевина Кюнерта — хотят нам сказать, что деньги — это «специальный фонд», и поэтому не будет соразмерных массовых сокращений в культурной и социальной сферах. У них хватает ума принять решение о повышении минимальной заработной платы на 12 евро в тот же день, что и о высоком вооружении, так что это выглядит так, как будто вы можете съесть свой пирог и тоже его съесть. Каждая «швабская домохозяйка» знает, что если вы тратите деньги на вооружение, вы должны хранить их где-то в другом месте, особенно если вы не можете получить их там, где их больше всего: на счетах миллиардеров в западных налоговых гаванях, приютившихся рядом с нетронутыми активами, которые Российские миллиардеры украли у русского народа.

Фонд Бундесвера — это «специальный долг». Поскольку долговой тормоз (поправка о сбалансированном бюджете к конституции Германии) применяется и будет продолжать применяться ко всем социальным сферам (образование, здравоохранение, жилье и т. д.), для специальных фондов потребовалась поправка к Основному закону. Для этого правительству требовалась поддержка христианских демократов и Христианско-социального союза под руководством рыночного фундаменталиста Фридриха Мерца.

Их одобрение досталось дорогой ценой. Переговоры 29 мая сводились к тому, какая часть из 100 миллиардов евро будет потрачена только на вооружение, какие дополнительные расходы на вооружения на кибербезопасность и безопасность альянса должны быть оплачены из федерального бюджета и, прежде всего, как быстро меры жесткой социальной экономии должны быть реализованы — ключевым термином является «план окупаемости» — и как навсегда Германия обязуется обеспечить высокий уровень вооружений, составляющий 2 процента валового внутреннего продукта.

Исход был ясен с самого начала, когда министр Линднер, фанатик свободного рынка в правительстве, провел переговоры с фанатиком свободного рынка в оппозиции Мерцем. Главный советник Lindner, Ларс Фельд, уже заранее подчеркнул важность ZDF. сегодняшний журнал что в ближайшие несколько лет в социальном секторе произойдут массовые сокращения из-за 100 миллиардов евро, и явно введут в игру пенсии, как будто уже не слишком много бедных пенсионеров выстраиваются в очереди в бесплатные столовые и смотрят для депозитных бутылок, чтобы обналичить несколько центов. Зелёный заместитель канцлера Роберт Хабек пытался подготовить нас к тому, что «мы станем беднее», и выступал за то, чтобы «добровольная» пенсия начиналась с семидесяти лет. Мерц, в свою очередь, открыто заявил, что «времена нашего процветания прошли». Под этим, конечно, человек из «верхнего среднего класса» не имеет в виду свое благополучие, свой частный самолет или даже благополучие своего класса, ради которого он работал европейским бизнес-менеджером крупнейшего в мире фонда капитала, BlackRock, в интересах которой жилищная корпорация Vonovia в настоящее время массово повышает арендную плату для миллионов немцев. Так что понятно, кто должен платить по счетам: все мы, трудящиеся.

Фактически христианские демократы добились своего практически по всем пунктам. Расходы на кибербезопасность, вооружение и союзнические обязательства не должны финансироваться из 100 миллиардов евро, не говоря уже о невоенных структурах безопасности или даже о сотрудничестве в целях развития. Деньги зарезервированы для закупки в Соединенных Штатах F-35, способных нести ядерное оружие, воздушных систем, которые могут быстро перебрасывать большие силы на большие расстояния, беспилотных вооружений и так далее. Остальное должно быть профинансировано в рамках текущего бюджета. Только на кибербезопасность приходится 12 миллиардов евро. Соответственно, вокруг парламентских групп социал-демократов и зеленых ходят слухи, что запланированные «страхование граждан» и «базовая безопасность детей» — две самые дорогостоящие статьи бюджета — в результате, вероятно, будут принесены в жертву.

Специальный долг в размере 100 миллиардов евро для финансирования Бундесвера — это скандал с точки зрения распределения и социальной политики. Это скандал вокруг климатической политики. И последнее, но не менее важное: это еще и скандал с точки зрения демократии. Спешить с «разворотом на 180 градусов» во внешней политике и политике безопасности Германии, как назвала это министр иностранных дел партии «Зеленых» Анналена Бербок, без широких общественных дебатов — да и внутрипартийных дискуссий, как это произошло после 27 февраля, — абсолютно недостойно демократия. Крайне ненадежно также под империалистическим предлогом, что мы на Западе сталкиваемся с экзистенциальной борьбой между демократией и самодержавием (с прицелом на Китай).

Почти столетие назад Эрих Кестнер писал: «Знаете ли вы страну, где стреляют пушки? / Вы этого не знаете? Вы это узнаете!»

Высокое вооружение не делает Германию и Европу более безопасными или миролюбивыми. Он незаконно присваивает социальные ресурсы, в которых мы остро нуждаемся в борьбе с бедностью, социальной незащищенностью, глобальным голодом, пандемиями и продолжающейся климатической катастрофой. Во имя будущего, как общество, мы не можем позволить себе наращивание вооружений! Сверхвеликая коалиция, решившая это, — не «прогрессивная коалиция», как романтизируют ее либеральные журналисты, а коалиция регресса.



источник: jacobin.com

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ