Могут ли страны MENA бороться с изменением климата таким же образом? | Новости климатического кризиса

0
78

Глобальные переговоры по климату приближаются к самой жаркой и засушливой части планеты.

В регионе Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА) пройдет следующая конференция Организации Объединенных Наций по изменению климата, на которой лица, принимающие решения, со всего мира соберутся вместе, чтобы согласовать действия, необходимые для ограничения повышения температуры.

В прошлом году на COP26 — саммите по климату, который проходил в британском городе Глазго, правительства договорились не допустить, чтобы к середине века планета нагрелась более чем на 1,5 градуса по Цельсию (2,7 градуса по Фаренгейту) — порог, который в случае превышения может иметь катастрофические последствия для людей и экосистем.

В то же время Египет был выбран местом проведения COP27 в ноябре этого года в Шарм-эль-Шейхе, курортном городе, расположенном между пустыней Синайского полуострова и Красным морем. Кстати, COP28 также пройдет в MENA в Объединенные Арабские Эмираты в следующем году.

С тех пор, как в 1995 году начались заседания ООН, в регионе всего несколько раз проводились международные конференции по изменению климата, известные как практикующие сообщества: дважды в Марракеше, Марокко, и один раз в Дохе, Катар, почти десять лет назад.

На встречах по климату лидеры представляют национальные цели и предложения по сокращению выбросов парниковых газов. Основная цель состоит в том, чтобы заставить правительства предотвратить выброс больших количеств выбросов в атмосферу в результате сжигания ископаемого топлива.

Проблема, однако, заключается в том, что около 80 процентов мировой энергии приходится на уголь, нефть и газ, и большинство стран в значительной степени зависят от них в своих энергетических потребностях. Существующие энергетические смеси должны быть заменены более экологичными альтернативами, но на практике ископаемое топливо по-прежнему лидирует.

Международное энергетическое агентство зафиксировало самый высокий годовой уровень глобальных выбросов углекислого газа (CO2) для энергетического сектора в 2021 году.

Безопасный путь

Преобразование энергетических систем является дорогостоящим и трудным мероприятием во всем мире. Для производителей нефти и газа в странах Ближнего Востока и Северной Африки эта задача еще сложнее, учитывая, что 95 процентов их электроэнергии вырабатывается из ископаемого топлива.

Изменение климата также приводит к высыханию и нагреванию региона быстрее, чем где-либо еще на Земле, что делает его более уязвимым для экстремальных погодных явлений, таких как засуха.

По словам аналитиков, необходимо создать безопасный и справедливый путь для региона, и COP27 может послужить платформой для этого.

«Переговоры об изменении климата, как правило, сосредоточены в основном на энергетике и декарбонизации, в то время как другие важные вопросы, такие как справедливость и нехватка воды, не получают того внимания, которого они заслуживают», — сказал Аль-Джазире Каве Мадани из Университета Организации Объединенных Наций и глава иранской делегации на COP23.

«Предписание одинаковых мер решения неправильно, потому что не все страны имеют доступ к равным ресурсам и возможностям», — добавил Мадани.

Наблюдатели из MENA использовали переговоры в Египте, чтобы привлечь внимание к региону, особенно в отношении проблем, с которыми он сталкивается при переходе на чистую энергию.

Последняя оценка, проведенная Межправительственной группой экспертов по изменению климата, не оставила сомнений в том, что во всех странах, в том числе в странах Ближнего Востока и Северной Африки, необходимо будет провести быстрое и глубокое сокращение выбросов, чтобы предотвратить наихудшие последствия глобального потепления.

Для этого в энергосистемы региона, в которых преобладают ископаемые виды топлива, необходимо будет включить больше альтернативных источников. Возможными альтернативами считаются возобновляемые источники энергии, такие как солнечная энергия и ветер.

Гидроэнергетика, однако, может быть наименее желательной, поскольку электроэнергия вырабатывается водохранилищами, забаррикадированными большими плотинами, а чрезмерное строительство плотин для энергетических и сельскохозяйственных целей в регионе уже способствовало высыханию крупных рек в Иране, Сирии, Ираке и Египте.

«Вода, энергия и окружающая среда — это три взаимосвязанных фактора. Это столпы, определяющие качество жизни в любой стране… Если что-то пойдет не так, последуют другие», — сказал Эссам Хегги, ученый из Университета Южной Калифорнии.

Таким образом, будь то климатический саммит в Египте или ОАЭ, «любая дискуссия о чистой энергии в странах Ближнего Востока и Северной Африки должна будет касаться вопроса управления водными ресурсами в регионе», — добавил Хегги.

Справедливый переход

Экономика большинства стран Ближнего Востока и Северной Африки зависит исключительно от доходов, полученных от добычи и экспорта нефти и газа.

Энергетический переход означает соблюдение международных климатических соглашений, сценарий, при котором к 2050 году будут компенсированы все выбросы парниковых газов в атмосферу.

Для этого странам MENA необходимо будет перейти от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии. Однако не все правительства могут взять на себя обязательства по этому сроку одновременно.

С приближением COP27 вполне вероятно, что больше стран, включая Египет, будут вынуждены быстрее представить планы декарбонизации. Некоторые богатые страны, такие как Саудовская Аравия и ОАЭ, уже сделали это.

Но возможности «зеленого» финансирования в регионе неодинаковы. Ирану, например, одному из крупнейших в мире источников выбросов углерода, запрещено получать иностранные инвестиции для развития своего сектора возобновляемых источников энергии из-за санкций США.

Разоренные войной страны Ближнего Востока, такие как Ирак и Сирия, также столкнутся с трудностями при выделении денег, необходимых для реконструкции городов и предприятий с использованием экологически чистой энергии.

Более того, лица, принимающие решения в БВСА, заявили, что развитые страны, такие как США, ЕС и Китай, исторически наиболее ответственные за загрязнение парниковыми газами, должны помочь оплатить технологии, необходимые им для декарбонизации.

Согласно опросу, опубликованному консалтинговой компанией McKinsey, странам с низким уровнем дохода, работающим на ископаемом топливе, придется тратить значительно больше на переход, учитывая их высокую подверженность изменению климата и его ущербу.

В их защиту и в интересах справедливости нельзя ожидать, что смягчение последствий будет происходить одинаково во всем регионе MENA.

Как сказал Al Jazeera специалист Всемирного банка по энергетике и изменению климата Али Ахмад, «препятствия, стоящие перед регионом, очень специфичны для каждой страны, у каждой из них есть свои политико-экономические соображения, которые определяют темпы и глубину ее пути энергетического перехода».

Преодоление разрыва

Мировые рынки нефти и газа значительно изменились после завершения COP26 в Глазго, Шотландия, в ноябре прошлого года, когда Россия вторглась в Украину и последовало множество санкций против Москвы.

Чтобы держать под контролем безопасность и расходы своего энергетического сектора, ЕС придется найти нового партнера, который будет поставлять ему газ, который он в настоящее время получает из России. В частности, страны Ближнего Востока и Северной Африки.

Иран, Катар, ОАЭ, Саудовская Аравия, Ирак и Египет обладают одними из крупнейших в мире запасами газа и обладают опытом его использования как для внутреннего потребления энергии, так и для экспорта.

«Вполне вероятно, что в течение следующих нескольких лет Европа начнет замещать свой импорт газа из России, и, таким образом, в основном газ, добываемый в странах Ближнего Востока и Северной Африки, найдет новый рынок сбыта, возможно, по более высокой цене», — сказал Ахмад.

Египет и Катар уже пожинают плоды, подписав крупные сделки с европейцами по разработке сжиженной формы природного газа (СПГ), который можно легко доставлять танкерами, а не трубопроводами.

Несмотря на то, что природный газ, как известно, вреден для атмосферы и выделяет огромное количество метана — второго по значимости фактора антропогенного изменения климата — он пропагандируется как связующее звено, которое может помочь проложить путь для перехода MENA к чистой энергии.

Природный газ выделяет примерно на 45 процентов меньше CO2, чем нефть и уголь, и Международное энергетическое агентство признало его самой чистой формой ископаемого топлива.

Солнечная энергия, ветер и зеленый водород являются лучшими вариантами для формирования будущих энергетических балансов Ближнего Востока и Северной Африки, но «нам необходимо проверить и оценить, какое из этих видов топлива имеет хорошо налаженную цепочку поставок и существующую инфраструктуру, чтобы заполнить пробел в переходе к энергетике на данный момент, и ответ — природный газ». Фарид Сафариприглашенный научный сотрудник Оксфордского института энергетических исследований, сказал Al Jazeera.

В конечном итоге для Ближнего Востока и Северной Африки «энергетический баланс будет различаться в зависимости от страны и действительно зависит от региона и ряда обстоятельств, включая возобновляемые ресурсы, доступ к капиталу и доступные альтернативы», Али аль-Саффар, Ближний Восток и Об этом Al Jazeera сообщил руководитель программы по Северной Африке Международного энергетического агентства.

Source: https://www.aljazeera.com/news/2022/6/11/can-mena-countries-fight-climate-change-the-same-way

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ