Как себя чувствуют люди в «самом опасном месте на Земле»?

0
33

В начале этого года Тайвань привлек к себе внимание, когда журнал The Economist назвал остров «самым опасным местом на земле». Многие жители Тайваня закатили глаза при такой характеристике, но это вызвало отклик у читателей, привыкших слышать, что Тайвань называют «горячей точкой» и местом, «которое, скорее всего, разожжет войну между США и Китаем».

Распространена идея о том, что Тайвань находится на грани военного конфликта с Китайской Народной Республикой (КНР). В марте адмирал Фил Дэвидсон, уходящий командующий силами Индо-Тихоокеанского командования США (ИНДОПАКОМ), заявил сенатскому комитету по международным отношениям, что КНР может атаковать Тайвань в течение шести лет. Причину опасного положения Тайваня обычно связывают с двумя факторами. Во-первых, решимость правительства КНР объединить – или аннексировать, если хотите, – Тайвань и объединить его с КНР, а во-вторых, нежелание тайваньского народа объединиться или аннексировать.

Недавний опрос показывает, что американцы явно обеспокоены угрозой для Тайваня. Тем не менее, в стратегических дискуссиях о потенциале конфликта не учитываются решающие голоса по этому вопросу: разделяют ли люди на Тайване озабоченность по поводу неминуемого военного конфликта?

Многие официальные лица США склонны думать, что жители Тайваня слишком равнодушны к этой надвигающейся угрозе. У здравой мудрости часто есть два связанных объяснения. Во-первых, по прошествии 70 лет военная угроза стала настолько обыденной, что большинство тайваньцев больше не замечают ее и не реагируют на нее. Второе объяснение состоит в том, что тайваньцы считают нападение иррациональным и поэтому маловероятным.

Но если оставить в стороне здравый смысл, как люди на Тайване на самом деле видят тактику военного запугивания КНР? Верят ли они, что военный конфликт возможен? Как их взгляды согласуются с общепринятым мнением американских официальных лиц?

В мае 2021 года мы опросили 1000 жителей Тайваня и обнаружили, что, вопреки распространенному мнению, тайваньцы не только гораздо больше осведомлены о военной деятельности, чем мы могли бы подумать, но их опасения по поводу потенциального конфликта также сильнее, чем мы обычно думаем.

Тайваньцы не застрахованы от угрозы войны

Хотя верно то, что тайваньцы живут своей жизнью, в значительной степени не сталкиваясь с надвигающейся угрозой войны, они ни в коем случае не осознают эту угрозу. В нашем исследовании 57,6% респондентов заявили, что они обеспокоены вероятностью войны. При разбивке по партийной принадлежности мы обнаружили, что большинство респондентов DPP и KMT обеспокоены возможностью войны. Респонденты Гоминьдана, однако, больше обеспокоены войной, чем респонденты DPP, но респонденты с обеих сторон разделяют озабоченность, показывая, что страх перед военным конфликтом распространяется на политический проход Тайваня, несмотря на обычно высокую степень пристрастия.

Страх перед конфликтом распространяется не только на пожилых тайваньцев, которые помнят, как две стороны пролива не имели прямого контакта и даже считали себя находящимися в состоянии войны. Разбивая ответы по возрасту, мы обнаруживаем поразительную последовательность в ответах по возрастным группам. В то время как респонденты старше 50 немного больше обеспокоены возможностью войны, все молодые поколения сохраняют примерно такой же уровень беспокойства. Этот вывод отталкивает от представлений о тайваньской молодежи как о наивной или менее осведомленной о политических реалиях Тайваня.

Растущее военное давление, растущее беспокойство – но никаких признаков паники

Мы также спросили, чувствовали ли респонденты увеличение военной угрозы со стороны Китая за предыдущие шесть месяцев. Случаи военного запугивания – вторжения в воздушное пространство Тайваня, военные учения в районе Тайваня – на самом деле участились в тот период, но нам было любопытно узнать, заметили ли или почувствовали ли тайваньцы их рост. Они сделали.

Подавляющее большинство – 79% – наших респондентов признали, что частота военных действий Китая, направленных на Тайвань, увеличилась за последние шесть месяцев. Этот вывод указывает на то, что тайваньцы могут почувствовать разницу в относительном уровне мира в Тайваньском проливе с момента начала эскалации до сегодняшнего дня. Хотя гражданское общество не часто вызывает большой резонанс, когда КНР ведет боевые самолеты через Тайваньскую опознавательную зону противовоздушной обороны (ADIZ), внутренняя аудитория Тайваня, безусловно, замечает эти случаи.

Заметив, что КНР усилила военное давление, большинство тайваньцев не испугались неизбежности нападения. На вопрос, беспокоят ли они больше, чем шесть месяцев назад, только 30% респондентов ответили утвердительно. На вопрос, считают ли они, что Си Цзиньпин с большей или меньшей вероятностью нападет на Тайвань, чем пять лет назад, 46% респондентов ответили, что он более вероятен, а 45% ответили, что вероятность не изменилась.

Эти результаты показывают, что жители Тайваня осведомлены о немедленном военном конфликте с КНР, но не обязательно беспокоятся о нем. Они также гораздо больше осведомлены об усилении военного давления со стороны НОАК, чем, похоже, осознают многие политики США. Однако не все тайваньцы воспринимают эти угрозы как ужасные. Они обеспокоены, но большинство не считает, что пора паниковать.

Поскольку в последние годы КНР усилила давление на Тайвань как своей риторикой, так и своей военной деятельностью, правительство Цай Инь-вэня в ответ попыталось модернизировать военный потенциал Тайваня и заручиться большей поддержкой гражданского общества для вооруженных сил.

Наши результаты неоднозначны. Несмотря на усилия президента Цая, тайваньский народ не видит улучшения обороноспособности острова. На вопрос, что они думают о способности своего правительства защитить Тайвань в свете растущего запугивания Пекина, респонденты настроены пессимистично. Едва четверть – 25,8% – видят, что обороноспособность Тайваня улучшается, в то время как 35% считают, что Тайвань менее способен защищаться, чем раньше, а 40% говорят, что в обороноспособности Тайваня изменений не произошло. Ясно, что необходимы дальнейшие усилия, чтобы убедить жителей Тайваня в том, что их вооруженные силы в полной мере способны их защитить.

Преуменьшение фактора США

Предыдущие исследования показали, что ключевым фактором в том, верят ли тайваньцы, что их можно успешно защитить, является то, думают ли они, что США вмешаются, чтобы помочь. Сообщения средств массовой информации и экспертов, проводящие параллели между Афганистаном и Тайванем, возобновили дискуссию о том, могут ли США прийти на помощь Тайваню в случае военного конфликта и придут ли они на это.

Президент Цай вплотную занялся этим вопросом. Вместо того, чтобы побуждать свой народ рассчитывать на внешнего защитника, она подчеркивает, что тайваньцы должны иметь возможность защитить себя. Для этого она выступает за выделение дополнительных ресурсов на оборону, а также призывает военных продемонстрировать тайваньским жителям, что они способны их защитить.

«Тайвань не может не предпринимать никаких действий в одиночку и просто полагаться на других, чтобы защитить нас», – написал Цай в своем сообщении в Facebook 18 августа. Она добавила: «Единственный вариант Тайваня – стать сильнее, сплоченнее и решительнее защищаться».

Тайваньцы признают угрозу в КНР. Но они не очень доверяют своим вооруженным силам. Тем не менее их пессимизм не мешает им, например, инвестировать миллиарды в новые мощности по производству полупроводников. Для американцев, которые видят Тайвань через призму стратегического конфликта, это трудно понять. Почему тайваньцы не так озабочены своей безопасностью, как мы?

Наши исследования показывают, что, хотя конфликт в Тайваньском проливе возможен, мало кто из тайваньцев считает его неизбежным или неизбежным. Тем не менее, об этом думает и тайваньское правительство, и тайваньский народ. Положительным моментом для правительства Цая является то, что обеспокоенность по поводу военной угрозы разделяется по партийным линиям и возрастным группам. Редко, когда гражданское общество сходится по этим демографическим группам. Этот вывод является положительным знаком того, что усиление военной готовности может получить политическую поддержку. Однако убедить жителей Тайваня поддержать вооруженные силы остается важной задачей для администрации Цая и ее преемников.

В общем, жители Тайваня могут не так сильно, как американцы, отреагировать на эскалацию запугивания со стороны Пекина, но это не потому, что они не знают об этом. Хотя тайваньцы, возможно, не паникуют, они гораздо лучше осведомлены о своем геополитическом окружении, чем оценивают американские наблюдатели. Стереотип тайваньского народа, беспечно игнорирующего экзистенциальную угрозу, просто неверен.

источник: www.brookings.edu

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ