Зачем мне с ними разговаривать?

0
85

Когда мы смотрим на фотографии с Увальде, Баффало и других массовых расстрелов, у нас идет мучительный разговор. Кажется невероятным, чтобы «другая сторона» могла смотреть на те же фотографии, но приходить к совершенно иным выводам об их значении.

Я исследовал, как либералы и консерваторы общаются по ту сторону нашей пропасти. Выделяются три вещи: мы все склонны воспринимать эти разговоры одинаково, мы все изо всех сил стараемся их избегать, и каждое взаимодействие между сторонами усиливает общую динамику конфликта в нашей стране — как положительно, так и отрицательно.

Мы все избегаем разговоров с другой стороной по схожим причинам: другой человек не будет слушать, станет слишком эмоциональным, и в этом не будет смысла. По сути, мы едины в том, насколько неудобны эти обмены мнениями.

Если мы и вмешиваемся, то часто делаем это агрессивно. Обычно мы не задаем вопросов, пытаясь понять другого человека, а вместо этого выбрасываем утверждения об идентичности и ценностях («Ну, я демократ и думаю…»). Хуже того, мы используем уничижительный язык («Я не могу поверить, что кто-то настолько умный, как вы, может так думать», — часто слышала одна консервативная женщина).

Эти резкие взаимодействия только обостряют конфликт, подтверждая наши негативные мысли о другой стороне и снижая вероятность того, что мы захотим взаимодействовать по ту сторону пропасти. Как сказала одна либеральная белая женщина: «С течением времени мне становится все труднее делать все возможное, чтобы не очернить другую сторону». Консервативный белый человек пошел еще дальше, описав нас как «общество и культуру в политическом отношении, где люди не счастливы, если они не сумасшедшие».

Но мое исследование также показало, что иногда мы вовлекаемся, потому что устали чувствовать себя отрезанными от других. Как сказал американец азиатского происхождения: «Я не хочу быть таким одиноким, будучи консерватором на очень либерально настроенной работе. Я чувствую, что важно понять, как разговаривать с людьми». Ему вторил либеральный белый человек, живущий в красном штате: «Речь идет о том, чтобы стать ближе к своим соседям, чтобы я мог быть дружелюбным. Это приятно. Это обучение».

Точно так же, как негативные встречи усиливают динамику нашего общенационального конфликта, позитивные встречи их ослабляют. Почти все, у кого я брал интервью, говорили, что хотели бы иметь возможность вести такие беседы не только для того, чтобы чувствовать себя более связанными со своими семьями и местными сообществами, но и для здоровья нашей демократии. «Ни одна из сторон не уйдет, поэтому мы должны говорить и работать вместе», — сказала молодая либеральная афроамериканка. Люди, рассказавшие о том, что у них были хорошие разговоры о пересечении границ, также сказали, что хотели бы делать это чаще — добродетельный круг.

Что, по мнению людей, могло способствовать большему количеству таких разговоров? Большинство сказали, что они сделали бы это, если бы знали, что другая сторона будет слушать и относиться с уважением, а не опускаться до личных нападок. По сути, они хотели основных правил и поддержки. К счастью, многие организации предлагают именно это, от Living Room Conversations и Braver Angels до общественных центров посредничества по всей стране.

Другое исследование показывает, что мы согласны с большим, чем мы думаем, поскольку наши разногласия касаются партийных ярлыков, а не содержания политики. Может быть, нам пора стать антропологами нашей собственной культуры: сделать глубокий вдох, сформулировать действительно любопытные вопросы о том, как другие американцы видят вещи так по-другому, и вести эти беседы, устанавливающие связи.

Source: https://www.counterpunch.org/2022/06/03/why-would-i-talk-to-them/

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ