Запад должен применить уроки Афганистана и Туниса к Ливии

0
55

Прошло двадцать лет после 11 сентября. С тех пор различные идеи о важности демократии в ближневосточной политике доминировали во внешнеполитических подходах четырех американских президентов. После 11 сентября тогдашний президент Джордж Буш-младший объявил, «Мы приняли перспективную стратегию свободы на Ближнем Востоке». После арабской весны десять лет назад Обама отозвался эхом что «политика Соединенных Штатов будет направлена ​​на поддержку перехода к демократии» в регионе.

После двух сроков доминирования внешней политики, в центре которой был Ближний Восток, Дональд Трамп выбрал политику апатии и объявил«Мы здесь не для того, чтобы читать лекции» применительно к Саудовской Аравии. Все три подхода оставили в наследство неудачи.

Президент Туниса Кайс Сайед.

События, которые разыгрались в Афганистане за последний месяц, продемонстрировали неспособность администраций Буша и Обамы возвестить демократию. Демократическое правительство Афганистана за считанные дни, несмотря на два десятилетия войны, более 200000 погибших и больше, чем Израсходовано 2 триллиона долларов. Западная кровь и сокровища, не говоря уже об огромных жертвах афганского народа, только купили двадцатилетнюю передышку от репрессий, но не устранили их опасность.

Однако менее известен параллельный пример Туниса. Это доводит до предела полезность определения термина «Ближний Восток», когда речь идет о двух странах, разделенных более чем 5000 км. Однако там события приняли такой же, хотя и менее кровавый оборот.

Президент Туниса Кайс Сайед приостановил работу парламента, ввел комендантский час и отправил в отставку премьер-министра Хичема Мечичи. Затем последовал чистка высших должностных лиц и месяц вынесения постановлением бывшего профессора конституционного права. В течение последних нескольких дней, пока мир наблюдал за тем, что происходило в Афганистане, депутаты и судьи помещен под домашний арест.

Плакат «арабской весны» теперь начинает превращаться в ее символический финал.

Оба примера иллюстрируют, как внешняя политика Запада на Ближнем Востоке полностью потерпела неудачу в попытках продвигать демократию, даже несмотря на то, что динамика и подходы на местах изменились. Ни военный интервенционизм, ни осторожность эпохи Обамы не сработали.

Морской пехотинец 2/4 пехотного батальона сидит на крыше Хамви во время песчаной бури в Эль-Рамади, Ирак. EPA-EFE // МАУРИЦИО ГАМБАРИНИ

Действительно, администрации Буша и Обамы временами подрывали демократию в погоне за другими целями. Буш работал с диктатурами, чтобы преследовать предполагаемые угрозы безопасности, в то время как желание Обамы сохранить свою внутреннюю коалицию сделало его непостоянным другом демократии в регионе. Таким образом, политика США была явно непоследовательной в том, что они отдавали приоритет демократии на Ближнем Востоке. Хотя в прошлом президенты время от времени оказывали давление или использовали военную силу для изгнания диктаторов и фундаменталистов, они также сотрудничали с ними в других вопросах. Эта дихотомия явно не сработала в контексте Ближнего Востока после 11 сентября.

При этом попытки проводить политику, не ссылаясь на демократические идеалы, также потерпели неудачу. Служение Трампа саудовскому руководству дало королевству косвенное разрешение на вмешательство в Йемен. Его крайняя незаинтересованность и пренебрежение к вопросам внешней политики привели к росту российского влияния в Сирии и Ливии, что привело к тысячи российских военных подрядчиков и боевой состав, действующий и совершающий военные преступления от Леванта до Африки к югу от Сахары. Его политика максимального давления на Иран ничего не дала взамен.

Короче говоря, чистый «транзакционализм» здесь не поможет. Ей даже не удается на собственных условиях обеспечить грубую стабильность. Что еще более важно, если США поддерживают идею о том, что альянсы являются просто транзакционными, а не принципиальными, это ослабляет их долгосрочную способность поддерживать свою сеть союзников, которые могут помочь сдерживать и противодействовать влиянию России и Китая в мире.

Некоторые утверждают, что США должны вообще оставить Ближний Восток. В контексте внутренней американской политической динамики Байдена можно рассматривать как сторонника прекращения американского присутствия в регионе.

Советник по национальной безопасности Джонатан Файнер, соавтор записки под названием «Конец вечных войн» в 2020 году, что привело к сознательной политике снятие приоритетов: Байден и его команда предпочли бы не тратить впустую драгоценные ресурсы в регионе, который, по их мнению, лишь втянул политиков в долгие, трудные и, в конечном итоге, непродуктивные усилия.

Такой подход также нежизнеспособен. Истина в том, что в долгосрочных интересах США, всего региона Ближнего Востока в целом и мирового сообщества, чтобы на всем Ближнем Востоке была стабильная и демократическая система функционирующих государств. Без этого мы можем ожидать продолжения миграционного кризиса и усиления влияния России и Китая наряду с ожидаемым ростом террористических актов. США, ЕС и Великобритания должны продолжать действовать, пока это не произойдет. Проще говоря, решение проблемы – не игнорировать ее, а изменить свой подход, пока она не будет окончательно решена.

Таким образом, внешняя политика США находится между тремя жизненно важными факторами давления – важностью демократического будущего для Ближнего Востока и осознанием того, что одна только военная сила не является ответом и что оптимистический взгляд не является разумной внешней политикой. В будущем американская внешняя политика должна быть активной, но в то же время реалистичной.

Текущее состояние дел в Ливии иллюстрирует неудачи прошлого, но также и возможности на будущее. Ливийцы восстали в 2011 году против своего давнего диктатора Муаммара Каддафи, но революцию спасло от кровавого поражения только массированное вмешательство НАТО. Отсутствие постоянного взаимодействия со стороны США и ЕС создало вакуум власти, который могли использовать как внутренние, так и внешние силы. Десятилетие почти непрерывного конфликта последовало неуверенно, которое закончилось только мнимым творчество правительства национального единства под руководством премьер-министра Абдула Хамида Дбейбе в начале этого года. Теперь есть очень реальный шанс, что конфликт может возобновиться поскольку выборы, которые наверняка будут оспорены, состоятся в декабре. Проблема усугубляется тем, что Команда Байдена по внешней политике – в первую очередь госсекретарь Энтони Блинкен – отсутствовала.

Повреждения в результате авиаудара американских военных самолетов по тренировочному лагерю джихадистов в Сабрате, Ливия. EPA-EFE // СТРИНГЕР

Американская внешняя политика в Ливии должна переориентироваться в направлении упорного и решительного участия в демократизации; тот, который явно ориентирован на долгосрочную перспективу и может служить примером для региона в целом. Вашингтону следует начать дипломатическое наступление в стране, которое продемонстрирует его приверженность демократии и стабильности. Это означает предложение и поддержку решений самой неотложной проблемы – приближающихся декабрьских выборов. Без структуры, в рамках которой они могут быть законно управляться, период после выборов может снова нанести ущерб стране.

В этом отношении принятие измененной конституции 1951 года может иметь жизненно важное значение и должно быть рассмотрено. Однако важно, чтобы все действующие лица понимали, что США поддерживают демократию и не будут поддерживать своих оппонентов в Ливии. Это должны понимать ливийские внутренние игроки, но также и международные игроки. Американские союзники, такие как ОАЭ, Египет и Франция, должны понимать, что Вашингтон не потерпит дальнейшего вмешательства в поддержку преступных элементов.

Этого также следует добиваться, делая упор на поддержку гражданского общества в Ливии, даже если поддерживаются политические процессы. В прошлом усилия были сосредоточены на атрибутах демократизации, а не на ее духе. Комитеты, съезды и съезды могут быть созданы, но они должны быть определены подавляющим большинством граждан, если они хотят добиться успеха. Отсутствие идентификации было серьезной проблемой как в Тунисе, так и в Афганистане.

У Ливии сейчас лучший шанс в регионе стать настоящей демократией. Это также дает возможность стать примером новой американской внешней политики: той, которая четко знает, в каких водах ей предстоит пройти. США не могут «ничего не делать», но и не могут чрезмерно расширяться. В то же время он должен осознавать свои цели и быть уверенным в своей долгосрочной способности достичь их.

источник: www.neweurope.eu

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ