Выборы в Индии проливают свет на ее будущее — RT World News

0
121

Около месяца жители Индии пристально следили за ходом выборов в собрания пяти штатов с общим населением более четверти миллиарда человек — Уттар-Прадеш, Уттаракханд, Манипур, Пенджаб и Гоа. Важность этих опросов невозможно переоценить, поскольку они стали важной вехой как во внутренней политике штата, так и в стране. Помимо того, что они являются своего рода лакмусовой бумажкой общественных настроений и могут изменить политический ландшафт в штатах, выборы также определяют распределение 43 мест в верхней палате индийского парламента. Таким образом, они подготовят почву для президентских выборов, которые должны состояться в конце этого года. Наконец, это прекрасная возможность для политических сил, неудовлетворенных результатами, пересмотреть свою стратегию перед всеобщими выборами. Но обо всем по порядку.

Подсчет, который пришел 10 марта, стал для многих неожиданностью. Несмотря на то, что БДП получила меньше мест по сравнению с 2017 годом, ей удалось добиться победы в четырех ключевых штатах. Тем самым партия Шафран вошла в историю как в Уттар-Прадеше, так и в Уттаракханде. БДП стала первой партией, выигравшей подряд на выборах с 1985 года в самом густонаселенном штате Индии. То же самое верно и для Уттаракханда, где в течение 21 года Конгресс и БДП попеременно обгоняли друг друга. Более того, политический ландшафт в Пенджабе резко изменился. В стране сикхов главный соперник правящей партии на национальном уровне, Индийский национальный конгресс, был полностью подавлен новой ААП (партией Аам Аадми).




В Уттаракханде результаты определяли две основные политические силы – ИНК и БДП. Поэтому их было трудно предсказать. Обе стороны не смогли оценить даже примерное количество мест, которые они получат. Если БДП боялась потерять свое большинство из-за исторической преемственности, то лидеры Конгресса по той же причине переоценивали свои шансы. Оппозиционная партия заявила, что получит большинство в две трети голосов в законодательном собрании, и якобы загнала своих кандидатов в «конспиративные дома» Раджастхана, чтобы предотвратить браконьерство.

Однако в конечном итоге это не помогло, и партия получила в два с половиной раза меньше мест, чем ожидалось. Однако более чем двукратное превосходство правящей партии по количеству мест не в полной мере отражает реальное положение дел. Данные свидетельствуют о том, что партия смогла опередить лишь на 6% по количеству голосов. Показательно, что пять мест были получены с перевесом менее 1000 голосов, а действующий главный министр Пушкар Сингх Дхами потерял позиции в избирательном округе Хатима. Несмотря на личные невпечатляющие результаты, ему удалось сохранить свой пост.

Результаты опросов в штате Уттар-Прадеш, так называемом оплоте крупных политических партий, всегда привлекали большое внимание общественности. Выборы имели стратегическое значение для правящей партии, поскольку считались проверкой эффективности в вопросах, связанных со способностью консолидировать различные группы в обществе. Во-первых, там давно уже дважды подряд не побеждала одна и та же партия. Во-вторых, традиционно велика роль кастового фактора, определяющего характер политической борьбы. В-третьих, нерешенные проблемы безработицы и экономического спада порождают недовольство политикой действующей власти.

Однако этих факторов оказалось недостаточно, чтобы лишить БДП победы. Партия потеряла часть своих мест, но все же обогнала своего ключевого соперника более чем в два раза. Эти выборы ясно продемонстрировали, что государство является свидетелем формирования де-факто двухпартийной системы, в которой БДП и СП (Социалистическая партия) занимают 90% мест в местном парламенте.

По сути, в какой-то степени это были личные разборки между лидерами партии. Последняя победа БДП была приписана «Фактор Моди» – активное участие в кампании широко популярного премьер-министра Нарендры Моди.

Теперь все по-другому. Кампанию возглавил нынешний главный министр Йоги Адитьянатх. Ему противостоял национальный президент СП Ахилеш Ядав, потомственный политик, выпускник Сиднейского университета. Они почти ровесники и оба имеют схожие политические достижения. Моди стал самым молодым членом 12-го Лок Сабха в 26 лет (нижняя палата двухпалатного парламента Индии), вторым был самый молодой главный министр штата Уттар-Прадеш в возрасте 38 лет.

Йоги — довольно противоречивая фигура как в Индии, так и внутри самой БДП. Он демонстративно совмещает политику с религией, будучи к тому же главным жрецом индуистского храма в Горакхпуре. Его часто обвиняли в популизме и использовании коммуналистской риторики для сплочения вокруг себя местного индуистского населения. В частности, будучи главным министром, он принял довольно двойственный закон, ограничивающий межконфессиональные браки, чтобы остановить так называемое «люблю джихад».

В ходе предвыборной кампании использовал националистическую хиндутвовскую риторику, называя противников своей партии «сторонники Джинны» (исторический мусульманский лидерРТ) и сами выборы – «вопрос 80 против 20», намекая на соотношение индуистов и мусульман в государстве. Ядаву пришлось не только практически в одиночку противостоять риторике и всему административному аппарату БДП, но и провести тотальный ребрендинг своей партии, дискредитировавшей себя внутрипартийными семейными противоречиями и во многом неудачной политикой во время руководства государством.

Результаты доказали эффективность политики объединения БДП. Этот факт можно объяснить еще свежими воспоминаниями о массовых столкновениях между мусульманами и индуистами в 2013 году, в результате которых погибло более 60 человек. И именно поэтому некоторые индийские журналисты и политики окрестили штат новым «Хиндутва лаборатория». Наряду с субъективными факторами эффективной оказалась и программа финансовой помощи низам, осуществляемая совместно с центральным правительством. Консолидированная позиция правящей партии на разных уровнях (за исключением некоторых случаев дезертирства) резко контрастировала с неорганизованными действиями оппозиции.

Пример этого, среди прочего, можно найти в процессах выдвижения кандидатов. В западных частях штата оппозиционные партии выдвинули кандидатов-мусульман в тех же округах, что сделало невозможным их совместное выступление против БДП. Определенный удар по имиджу нанесли внутренние противоречия в лагере СП.

Победа ААП в Пенджабе, пожалуй, стала самым большим сюрпризом для наблюдателей. Традиционно доминирующими силами на политической арене были Конгресс и Широмани Акали Дал, представляющая интересы сикхской общины. Крутизна падения Конгресса даже превзошла подъем ААП, новой партии, созданной в 2012 году Арвиндом Кеджривалом. Такой резкий сдвиг сейчас в народе называют “ААФевал”. В целом политическое противостояние можно охарактеризовать как столкновение поколений: две старейшие партии страны пытались затуманить публичную видимость «сверхновой». В конце концов, они потерпели неудачу. Под девизом «бадлав» (перемены) и борьбы с коррупцией партия полностью уничтожила противников подавляющим пятикратным большинством.

Ему удалось провести успешную кампанию под руководством регионального лидера Бхагванта Сингха Манна. И ключ к этому успеху был очень похож. Помимо вдохновляющей риторики, это был растерянность ключевых оппозиционных партий, которая проявилась во внутренней борьбе и борьбе за восстановление традиционной доли голосов. Эта победа ознаменовала провал региональных тяжеловесов — впервые за 30 лет семья Бадал не получила заметного членства в ассамблее. Аналогичные причины побудили Соню Ганди, президента ИНК, подать заявление об отставке партийным лидерам в Уттаракханде, Гоа, Уттар-Прадеше, Манипуре, а также в Пенджабе.


Как Индия воспринимает украинский кризис и что он означает для ее отношений с Россией и Западом

В Гоа и Манипуре правящая партия добилась успеха. На фоне резкого сокращения числа мест, полученных Конгрессом, в Манипуре БДП имеет простое большинство. В то время как опросы в Гоа привели к подвешенному парламенту, но де-факто партии нужно было убедить только одного кандидата присоединиться к лагерю. Он перевыполнил план и заручился поддержкой всех независимых членов и представителей региональной ПМГ (партии Махараштравади Гомантак).

С одной стороны, несмотря на некоторое ослабление позиций правящей партии “на земле,” результаты выборов сохраняют свободу политического маневра “наверху.” Партия Шафран сохраняет доминирующую долю на избирательной карте, контролируя примерно 42% географической территории страны. С другой стороны, если мы присмотримся повнимательнее, то заметим некоторые интересные характеристики. Во-первых, опросы посылают сигналы о том, что курс и риторика правящей партии по-прежнему актуальны. Во-вторых, есть признаки растущего значения участия женщин в голосовании, учитывая, что их явка в некоторых округах была даже выше, чем среди мужчин. В-третьих, выборы в собрание ознаменовали не только триумф БДП, но и подъем ее лидеров в центральном Уттар-Прадеше.

Грубо говоря, Йоги удалось уменьшить роль «Фактор Моди» и доказал свою известность как общенациональный политик. Самое главное, выборы в собрания показывают, что роль традиционных оппозиционных партий будет постепенно снижаться, пока они не найдут механизм консолидации, чтобы противостоять нынешнему положению дел. Убедительная победа ААП, партии, которой это удалось, уже вызывает подозрения в том, что в ближайшем будущем она станет полноценной общенациональной политической силой.

источник: www.rt.com

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 0 / 5. Подсчет голосов: 0

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ