Время на стороне Украины?

0
91

Объединенная Организация Североатлантического договора (НАТО) в ответ на российское вторжение в Украину пережила более ста дней жестоких боев. Но недавно возникли трещины как на дипломатическом, так и на внутреннем фронтах, наряду с разговорами об урегулировании войны путем переговоров на условиях, которые сейчас отвергают большинство украинцев. Редко обсуждаемый на этом новом этапе, скрытый среди трещин, вырисовывается законная, реалистичная озабоченность: что произойдет, если и если Украина и Соединенные Штаты расходятся во мнениях относительно приемлемого исхода войны? Сейчас не время говорить об уступках, на которые однажды может пойти Украина. Но не слишком ли рано думать о том, что должны делать Соединенные Штаты, если, что сейчас кажется возможным, Украина потребует полного вывода российских войск, а США готовы согласиться на частичный вывод?

Тем временем война продолжается, и конца ей не видно. Однако среди дипломатов зашевелились события, вызванные предостережением Юпитера от бывшего госсекретаря США Генри Киссинджера о том, что война может расшириться, если переговоры между Украиной и Россией не начнутся «в следующие два месяца», исходя из его сказал «в идеале» при возвращении к неопределенному «статус-кво анте». Предупреждение Киссинджера вызвало гневное опровержение со стороны президента Украины Владимира Зеленского, который сказал, что у Киссинджера в календаре 1938 год. Украинский парламентарий добавил, что «поистине позорно», что Киссинджер может рекомендовать «отказ от части суверенной территории» Украины как «путь к миру».

Перед лицом варварских нападений со стороны России и максималистских требований украинская позиция на переговорах, похоже, ужесточилась. Теперь, как утверждают многие официальные лица, России придется отойти к своей границе с Украиной до февраля 2014 года, до аннексии Крыма, а не к фактической границе февраля 2022 года, с которой Россия начала свое нынешнее наступление. Является ли это предельным требованием Украины? Или переговорная позиция? В любом случае, это вызвало волну беспокойства Запада. Президент Франции Эммануэль Макрон предупредил Киев, что «мы не должны унижать Россию». Хотя президент США Джо Байден и другие лидеры НАТО неоднократно подчеркивали, что они не будут навязывать Украине условия переговоров, Байден все же чувствовал необходимость настаивать на «прекращении конфликта путем переговоров», ясно намекая на то, что США предпочитают компромиссное решение войны. . Кроме того, Италия изложила мирный план из четырех пунктов, в основе которого лежит мысль о том, что война закончится не победой над Россией Владимира Путина, а решением, приемлемым для обеих сторон путем переговоров.

Трещины на внутреннем фронте менее заметны, но их вероятное влияние все же очевидно. Руководство Республиканской партии в Конгрессе продолжает поддерживать крупномасштабную американскую военную помощь Украине, но на Капитолийском холме и в ходе предвыборной кампании появился растущий блок Республиканской партии, выступающий против нынешнего уровня помощи. Если, как показывают текущие опросы, республиканцы получат контроль над Конгрессом в ноябре, лидерство Америки в глобальном ответе на российскую агрессию на Украине будет оспорено внутри страны и, несомненно, ослабнет.

По сообщениям из Москвы, Путин рассчитывает именно на такой исход ноябрьских выборов. Другими словами, Путин может чувствовать, что время на его стороне, и он может быть прав, поскольку ужасная патовая ситуация на поле боя продолжается неделя за неделей, месяц за месяцем, ежедневно гибнут сотни российских и украинских солдат (и украинских мирных жителей), миллионы перемещенных лиц из своих домов (многие из которых теперь разрушены), и ни одна армия не может сокрушить другую.

Многое еще может зависеть от трех основных взаимосвязанных вопросов. Во-первых, сможет ли Украина выдержать бой — удержать позиции, нанести потери, поддержать боевой дух в тылу. Ответ зависит от продолжающегося потока западного оружия и дипломатической поддержки не только из Соединенных Штатов, но и из Западной Европы. И будет ли эта поддержка продолжаться, зависит, в свою очередь, от готовности западных избирателей жить с побочными эффектами этой войны — более высокой инфляцией и стоимостью энергии, нехваткой энергии, пшеницы и других основных продуктов. Война уже вытесняется с первых полос домашними проблемами, такими как контроль над оружием и аборты. Продолжающаяся поддержка Украины может вскоре ослабнуть, если уже не ослабла.

Второй вопрос — военный. Хотя украинские силы до сих пор преобладали на севере Украины, в том числе в обороне Киева, они явно изо всех сил пытаются сохранить свои позиции на Донбассе. Сможет ли эта разрушенная страна, даже при поддержке продолжающейся военной помощи Запада, продолжать сдерживать безжалостные российские атаки, все еще остается открытым вопросом. Население Украины составляет менее одной трети населения России. Его экономика составляет одну девятую от российской. До сих пор Украина блестяще выступала в тяжелых условиях. Возможно, сочетание растущих потерь, ошеломляющего истощения боевой техники и ужасных проблем с моральным духом может привести к тому, что российское наступление застопорится и потеряет позиции, но упорно остается вопрос: как долго Украина сможет продолжать сдерживать отчаявшуюся Россию?

Более того, Путин намекнул, что применит любое оружие, в том числе и ядерное, если потребуется, чтобы победить в войне, уж точно избежать поражения. Если Соединенные Штаты поднимут ставки и предоставят украинцам ракетные комплексы большей дальности с радиусом действия более 50 миль, предупредил осажденный российский самодержец, «мы сделаем из этого соответствующие выводы и используем наше оружие, которого у нас достаточно, чтобы наносить удары по тем целям, которые мы еще не наносим».

Путин не выглядит лидером, который тайно продвигается к сделке с Украиной. Скорее, он, кажется, думает, что Россия может сражаться столько, сколько потребуется для достижения его целей.

Третий вопрос касается влияния войны и западных санкций на русский народ. Остается неясным, смогут ли западные экономические санкции нанести достаточно вреда российской экономике, чтобы заставить Путина скорректировать свои военные цели. История дает мало поводов для оптимизма. Экономические санкции редко, если вообще когда-либо, заставляли страны отказываться от того, что они считали жизненно важными целями национальной безопасности.

Также по-разному можно интерпретировать российское общественное мнение о войне. Недавний опрос, проведенный Левада-центром в Москве, показывает, что почти половина россиян «безоговорочно» поддерживает войну Путина, еще 30% также поддерживают ее, но с «оговорками», а 19% выступают против. По мере того, как число погибших русских увеличивается, а раненые ветераны возвращаются в свои дома, оппозиция может усилиться, как это было с советской войной в Афганистане в 1980-х годах.

При оценке российского общественного мнения необходимо иметь в виду еще два фактора. Во-первых, это растущее недовольство среди молодых россиян, которые наслаждались западными связями и вкусами, но видят, что они исчезают с каждым днем. Многие тысячи уже покинули страну. Они принадлежат к некогда растущему среднему классу, явно стремящемуся, как выразился один учитель русского языка, «вернуться к нашей обычной жизни». Другим фактором являются десятки тысяч мужественных россиян, принадлежащих к разным профессиям и слоям общества, которые публично выступили против войны в десятках писем, направленных прямо и открыто в Кремль. Через Интернет эти письма были собраны и проанализированы Джоном Фрэнсисом, американским исследователем России.

Наконец, по мере того, как война идет спотыкаясь, возникает вопрос, сохранится ли тесное согласование национальных интересов между Соединенными Штатами и Украиной. С течением времени и изменениями в их внутренней политике, вероятно, возникнут разногласия. Например, если какие-то переговоры действительно начнутся, и Украина действительно будет настаивать на том, чтобы Россия отошла к своим границам до 2014 года, отказавшись от Крыма и Донбасса, и, как и ожидалось, Россия откажется, что будут делать США? Большинство американских экспертов сомневаются, что Россия откажется от украинских территорий, которые Путин считает практически священными и завоеваниями, за которые Россия заплатила столь высокую цену жизнями и сокровищами в этой войне. Будут ли Соединенные Штаты продолжать безоговорочно поддерживать Украину, даже если они не согласны с украинской позицией, или оказывать давление на Киев, чтобы он отказался от значительной части страны? (По словам Зеленского, Россия уже оккупирует 20% Украины). Встанут ли США на сторону России, чтобы положить конец войне? Мы ставим эти вопросы не для того, чтобы отстаивать уступки Украины сейчас или позже, а просто для того, чтобы предположить, что политические, военные и экономические соображения могут сделать их неизбежными в любых серьезных переговорах.

Было бы мудро, если бы западные лидеры хладнокровно рассмотрели реалистичные варианты, прежде чем возникнет кризис такого рода. Но, чтобы внести ясность, сейчас с их стороны было бы неразумно говорить о вызывающих разногласия компромиссах, которые позже, возможно, придется навязать Украине в качестве цены за мир.

источник: www.brookings.edu

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 4 / 5. Подсчет голосов: 1

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ