Беженцы рискуют подвергнуться эксплуатации и жестокому обращению в пищевой промышленности Малайзии | Новости беженцев

0
93

Куала Лумпур, Малайзия – Когда Миррон* приехала из Сомали в Малайзию в 2018 году, она понятия не имела, что на самом деле значит быть беженцем в стране Юго-Восточной Азии.

24-летняя девушка думала, что сможет работать, пока ждала, когда агентство ООН по делам беженцев предложит ей переселение в третью страну, но реальность оказалась совершенно иной.

Миррон устроилась официанткой в ​​принадлежащий малазийцам ресторан в Куала-Лумпуре, но, поскольку она беженка и ей официально не разрешено работать, ей не дали письменного контракта. У нее была только устная договоренность с владельцами.

Ей пообещали зарплату в размере 1300 малайзийских ринггитов (296 долларов США) в месяц за 72 часа работы в неделю. Не имея альтернативы, она согласилась.

Но Миррону так и не заплатили.

«После первого месяца мне сказали, что я должен работать еще месяц, чтобы получить зарплату, потому что я еще новичок. Потом сказали, что я тоже должен работать еще месяц. В тот момент я знала, что зря трачу время, так как они хотели использовать меня еще больше, поэтому я ушла», — сказала она Аль-Джазире.

В то короткое время, что она работала, Миррон была вынуждена работать сверхурочно, а также мыть туалеты и полы. Она рассказала Al Jazeera, что стала объектом расистских замечаний по поводу цвета ее кожи и однажды подверглась сексуальным домогательствам со стороны коллеги.

«Я не могла никому рассказать о том, что со мной произошло, потому что я боялась стигмы, которой подвергают женщин в обществе, когда они рассказывают о таких инцидентах… даже если вы пойдете в полицию, у вас будут проблемы за работу», — она сказал.

Отсутствие защиты

Миррон не единственный беженец, оказавшийся в такой ситуации. По данным Верховного комиссара ООН по делам беженцев, по состоянию на апрель 2022 года в Малайзии насчитывалось более 182 000 беженцев и просителей убежища, из них более 136 000 человек старше 18 лет.

Несмотря на то, что в Малайзии находится так много людей, спасающихся от конфликтов и жестокого обращения, в Малайзии отсутствует эффективная правовая база для узаконивания положения беженцев в стране, а местные законы не проводят различий (PDF) между беженцами, лицами, ищущими убежища, и мигрантами без документов. Страна также не подписала Конвенцию о беженцах 1951 года или протокол к ней 1967 года.

Правовое неравенство лишает беженцев права работать или отправлять своих детей в школу и делает их уязвимыми для ареста властями и эксплуатации со стороны работодателей.

В исследовании Международной организации труда, проведенном в 2019 году (PDF), подчеркивается уязвимость беженцев и просителей убежища в Малайзии к принудительному труду и различным формам эксплуатации.

«Отсутствие правовой защиты приводит к широко распространенной ситуации, в которой они вынуждены работать нелегально, и большая часть работы, которую они находят, — это 3D-работа», — говорится в исследовании, относящемся к «трудной, опасной и грязной» работе. работа, которую малазийцы стараются избегать.

Многие беженцы заканчивают тем, что работают в ресторанах, где убирают столы, моют посуду и выполняют другую черную работу, иногда по 16 часов в день.

Без правовой защиты многие не получают минимальную заработную плату в Малайзии — 1500 малайзийских ринггитов (342 доллара США) в месяц или 7,21 малайзийского ринггита (1,64 доллара США) в час — и рискуют быть обманутыми своими работодателями.

Сиваранджани Маникам, менеджер по связям с общественностью организации по защите прав беженцев в Малайзии, рассказал Al Jazeera, что эксплуатация происходит ежедневно, и главный виновник — пищевая промышленность.

«70 процентов трудовых споров, которые мы получаем, связаны с пищевой промышленностью, и 90 процентов из них связаны с невыплатой заработной платы, а также с другими сообщениями о необоснованном увольнении, сексуальных домогательствах и производственных травмах», — сказала она.

Беженцы не имеют права работать по закону. Многие в конечном итоге устраиваются на неформальную работу, что подвергает их риску эксплуатации. [File: Amin Kamrani/Al Jazeera]

Asylum Access активизировала усилия по популяризации своей программы разрешения трудовых споров среди общин беженцев. В результате количество споров в прошлом году подскочило до 212 по сравнению с 54 в 2018 году, сказал Маникам. Большинство инцидентов произошло в долине Кланг — районе вокруг Куала-Лумпура, а также в южном штате Джохор и Пенанге на севере.

УВКБ ООН не участвует напрямую в таких спорах, но пытается предложить поддержку.

«Мы взаимодействуем с правоохранительными органами и другими соответствующими органами в странах для разрешения трудовых споров с участием беженцев и лиц, ищущих убежища», — сказал «Аль-Джазире» Янте Исмаил, представитель УВКБ ООН в Куала-Лумпуре.

Адель*, 28-летний беженец из Сирии, начал работать в ресторане в Куала-Лумпуре после прибытия в Малайзию в 2017 году. Он вспоминает, что ему отказывали во многих вакансиях, потому что он был беженцем и не имел рабочей визы.

Несмотря на то, что он проработал в ресторане более года, Адель в конце концов ушел из-за того, что, по его словам, было несправедливым обращением с ним. Он говорит, что ему платили на 20 процентов меньше, чем его малайзийским коллегам, которые выполняли ту же работу в более короткие смены.

«Когда я спросил, почему им платят больше, мне ответили, что это потому, что мы иностранцы», — сказал он «Аль-Джазире». «Я до сих пор помню, как в День труда [May 1] они не позволили нам взять выходной. Сказали, что это только для малазийцев.

Адель сказал, что во время работы в ресторане он ежедневно сталкивался с ксенофобными замечаниями со стороны своего менеджера из Малайзии, который оскорблял его вместе с другими беженцами и рабочими-мигрантами.

«Раньше она называла меня глупым и аутсайдером на малайском языке, думая, что я не могу ее понять, но я не мог возразить или обратиться за помощью ни к кому, потому что хотел сохранить свою работу», — сказал он.

невыполненные обещания

Малайзия, которая долгое время полагалась на рабочих из таких стран, как Индонезия и Бангладеш, для выполнения низкооплачиваемой работы в строительстве, ресторанах и других отраслях, говорила о разрешении беженцам работать на законных основаниях.

Самое смелое обещание было сделано в 2018 году, когда альянс Pakatan Harapan пообещал узаконить статус беженцев и обеспечить их право на работу.

«Их трудовые права будут наравне с местными, и эта инициатива уменьшит потребность страны в иностранных рабочих и снизит риск вовлечения беженцев в преступную деятельность и теневую экономику», — написала коалиция в своем предвыборном манифесте.

Чиновник передает регистрационную карточку УВКБ ООН беженцу в Малайзии.
Карта от УВКБ ООН может обеспечить некоторую защиту беженцам в Малайзии, но им часто приходится ждать много месяцев, чтобы получить ее. [File: Mohd Rasfan/AFP]

В том же году Пакатан одержал историческую победу на выборах, но план так и не был реализован. Хуже того, оно отказало УВКБ ООН в доступе к иммиграционным центрам в августе 2019 года, что помешало организации выявлять беженцев и лиц, ищущих убежища, находящихся под стражей, и работать над их освобождением.

Коалиция, пришедшая на смену Пакатану после захвата власти внутри страны, также обещала новые усилия по интеграции беженцев в рабочую силу.

Премьер-министр Мухиддин Яссин, который был свергнут после 18 месяцев работы, создал комитет для изучения работы беженцев.

Этот комитет сейчас возглавляет министр людских ресурсов М. Сараванан.

В марте 2022 года он сказал, что комитет разрабатывает руководящие принципы предоставления беженцам права на работу в Малайзии, но не указал четких сроков, сколько времени займет этот процесс.

УВКБ ООН поддерживает эту инициативу.

«УВКБ ООН считает, что схема работы, позволяющая настоящим беженцам работать на законных основаниях, обеспечит источник желающих работать для поддержки экономики Малайзии и ее вклада в нее», — сказал Янте.

Согласно отчету за 2019 год (PDF) Института демократии и экономики (IDEAS), малайзийского аналитического центра, предоставление беженцам права на работу позволит им внести в экономику более 3 миллиардов малайзийских ринггитов (683 миллиона долларов) через более высокие расходы к 2024 г.

Это также будет означать увеличение налоговых поступлений и создание более 4000 рабочих мест для малазийцев, говорится в отчете.

Для такого беженца, как Адель, право на работу изменило бы его жизнь. Он сможет содержать себя и свою семью, и его права будут защищены.

«Все, чего я хочу, — это иметь возможность, как и все остальные», — сказал он. «Я не хочу, чтобы со мной обращались по-особому, я просто хочу, чтобы со мной обращались справедливо».

* Псевдонимы использовались для защиты личности беженцев.

Source: https://www.aljazeera.com/news/2022/6/8/malaysia-refugee-food-industry-exploitation

Насколько полезен был этот пост?

Нажмите на звездочку, чтобы поставить оценку!

Средний рейтинг 1 / 5. Подсчет голосов: 1

Голосов пока нет! Будьте первым, кто оценит этот пост.

оставьте ответ